Ameko
флафф, некрофилия
Интересно было бы написать что-нибудь третьефизичное. Маленькое, просто для упражнения.
Как ни относись к психейоге, она - как и соционика - здорово помогает анализировать чужие и свои тексты. Замечаешь какие-то вещи, которых тебе не хватает.
Впервые я об этом задумалась, когда читала "Острые предметы" Гиллиан Флинн. Там помимо третьей физики еще и всякий сладкий декаданс, тяга к саморазрушению, депрессия, все дела. Но физика и без этого бросается в глаза: автор может целую страницу описывать комок волос в сливе душевой кабины.
Вот казалось бы, что такого - комок и комок, возьми да выброси, - но ведь когда читаешь, думаешь совсем не это...
Я обычно мыслю картинками, чаще всего двухмерными и к тому же схематичными, упрощенными. Я люблю описания, но они, соответственно, тоже выходят у меня плосковатыми. Тем же страдают и мои любимые романтичные интуитские сравнения: я пишу что-то вроде "Она была словно вздох в осеннем тумане" - а когда я в последний раз вообще обращала внимание на этот туман? Ведь когда я это пишу, у меня в голове не то, какой он, этот туман, на самом деле, а какое-то двумерное, безжизненное представление о нем. Оперирую, в общем, какими-то симулякрами без оригинала.
Думаю, это свидетельствует скорее не о скудости воображения (я ж оптимист), а о лени и торопливости. Я трехмерный живой человек, у меня все в порядке со всеми органами чувств, и, разумеется, я в курсе, что в мире есть звуки, запахи и тактильные ощущения, просто обычно все это отодвинуто на край сознания, чтобы не отвлекать от более важных процессов.
Про дерево я бы написала просто "дерево", про траву - "трава". Но если сосредоточиться на моменте, я хорошо представляю не только картинку, но и ощущения: старая грубая кора, вся в трещинах, в сыроватых пятнах зеленого лишайника, пахнет лесом, землей, дождем; неуклюже проведя по коре ладонью, легко поцарапаться или посадить занозу. Трава под ногами мягкая, гладкая и прохладная, слегка неприятно щекочет голые лодыжки.
Сейчас мне это кажется важным - не торопиться, уметь сосредоточиться, подробно рассказать, что видишь и ощущаешь.
Потому что когда мне такое - я, конечно, говорю о талантливом исполнении - попадается в чужих текстах, оно воспринимается очень ярко; текст, где есть запахи, звуки и ощущения, сразу кажется объемнее текста, состоящего из схематичных картинок и диалогов, какими бы отличными они ни были, - и в некотором смысле даже объемнее моего привычного реального мира благодаря свежести восприятия.
Скажу честно, я задумалась об этом не после Гиллиан Флинн, а совсем недавно, после фанфиков одного довольно крутого автора, по, господи прости, старой доброй Десноте. Вот знаете, описания секса в исполнении высоких физик - они обычно или просто скучные, или же половые органы героев живут своей жизнью и у тебя такое чувство, что читаешь про какие-то восхитительно странные создания вроде инопланетных цветов. До таких высот я вряд ли когда-нибудь допрыгну, да и желания в общем-то нет. А тут, вероятно, та самая 3Ф, как у Флинн, и в текстах много всяких мрачноватых и в то же время уютных мелочей: кровь в разорванных уголках рта, сорванный ноготь, холодные ладони, синяки - всякое такое. Еще у нее там у Элечки веснушки, прямо как в моих разнузданных хэдканонах.
Так просто и в то же время удивительно, что можно написать про такие вот мелочи, которые сама в жизни почти не замечаешь - и все становится более настоящим, раздвигается, как будто собираешь домик из картона.

@темы: сочинительская кухня