17:34 

Ameko
флафф, некрофилия
Я хочу расцеловать человека, который это написал.
Буду долго думать про этот сюжет и хочу как-то использовать эту идею (не обязательно в фанфике)

"Если бы Укоку был учителем Корю"

Пишет Гость:
28.02.2011 в 20:32


784 слова

- Пистолет, - говорит Генджо Санзо. – Где же мой пистолет, когда он так нужен.

Укоку Санзо на фоне цветных витражей – черный, угольно-черный силуэт. Он улыбается, в протянутой руке – сутра Мутен. На плечах - сутры Сейтен и Матен. Ему не много?
- Я забираю сутру, - отвечает он.
- Все думали, что ты умер, - продолжает Генджо Санзо и сплевывает на пол кровь. – Тогда, в Дзенно. Все думали, те екаи тебя убили и похитили сутры.
Он лежит на гладких каменных плитах; сквозь витражи на него падают лучи заходящего солнца. Хои на нем стало красным от крови, это так символично.
Он все еще слишком живой.
- А ты? Что думал ты, Корю?
- А я на это даже не надеялся.

Тогда, в Дзенно, всю неделю лил прерывистый, надоедливый дождь.

А сегодня тепло и солнечно. Трупы екаев валяются по всему замку Хото, Санзо-икко наконец-то дошли. Генджо Санзо наконец-то отомстил за убийство наставника, но теперь он видит, что смысл его жизни был ошибкой доверчивого ребенка.
То, что им все это время двигало, было фальшивкой.
Поддельным трупом.
Путешествие на Запад уперлось в Тоа Укоку Санзо, в этом его черном хои, с этими его двумя сутрами – Сейтен и Матен.
- Я просто выполняю свои обязанности, - говорит Укоку Санзо, терпеливо, как маленькому ребенку. – Обязанности Тенджику Санзо, носителя Матен, пастыря екаев.
Кажется, ему зачем-то нужно, чтобы бывший ученик его понял, но впечатление обманчиво.
Эту обманчивость подтверждают трупы екаев и то, что Санзо-икко больше не существует.

Неожиданно Генджо Санзо вспоминает тот день, когда он постучался в ворота монастыря Дзенно. Монахи там были тихие и расторопные, никто даже не обернулся в сторону уставшего мальчишки в потрепанной дорожной одежде. Поэтому Корю просто шел, с любопытством оглядываясь по сторонам – ему, которому все в жизни давалось слишком легко, тихая умиротворенность здешних мест была в новинку.
Наконец, он пришел в сад.
Была осень, и хурма давно уже облетела, а в глубине сада кто-то разжег костер – пахло табаком и сгоревшими листьями.
Кто-то в черном, с сутрами, лежащими на плечах, одинокий и умопомрачительно пугающий.
Корю подошел ближе, человек обернулся.
- Я хочу стать монахом, - сказал Корю.
Аура ужаса, исходящая от человека в черном, и эти белые ленты сутр, и огромная, нечеловеческая ки, окружавшая его – все это внезапно превратилось в расплавленный горячий ком, ударивший Корю в солнечное сплетение, так сильно, что заслезились глаза.
- Я хочу стать Санзо.
- Это интересно, - ответил человек. – Поглядим, на что ты способен.

Генджо Санзо способен на многое даже сейчас, когда ни пошевелиться, ни вдохнуть. Он все еще Тошин Генджо Санзо, носитель сутры Мутен. То, что он не был отмечен знаком Будды, священной чакрой, ничего не меняет.
Это просто повод для сплетен.

Сплетни в Дзенно не ходили вообще. Само присутствие Укоку Санзо делало их невозможными. Золотоволосый ребенок, как привязанный, следовавший за настоятелем, не вызывал у монахов ни осуждения, ни негодования.
- Мне скучно, - сказал Укоку Санзо.
- Вы слишком много курите, наставник, - отозвался Корю. – К тому же вам пора собираться к вечерней проповеди.
- Знаю, знаю, - отмахнулся Укоку. – Ты продолжай.
И Корю продолжил – он потянул вниз черное хои, запутался в поясе – пальцы будто онемели, на щеках вспыхнул румянец. Тогда Укоку рассмеялся – негромко и совсем необидно.
- Я вас очень люблю, наставник, - пробормотал Корю.
- Вспомни об этом лет через пятнадцать.

Эта страшная, не останавливающаяся ни перед чем любовь, разбухшая, лопающаяся гнойниками, она ничего не меняет.
Корона Санзо Хоши, покатившаяся по полу, липкая от крови.
- Теперь ты Генджо Санзо Хоши, патриарх Тоа, Тошин и Тенджику...

- Обязанности Тенджику Санзо? – хмыкает Генджо Санзо. – Ты забываешь об одной маленькой, незначительной детали. Теперь я – Тенджику Санзо.
Укоку останавливается рядом, с любопытством наклоняется, заглядывает в лицо.
- Забавный. У тебя даже чакры нет. Я пошутил. Ну какой из тебя Санзо. Ты даже пистолет где-то посеял, Корю.
Так сладостно звучит его голос, зовущий по имени: «Корю…»
- Глупый самоуверенный Корю, - повторяет Укоку и проводит по светлым, слипшимся от крови волосам.

И тогда неожиданно вздрагивают сутры. Свет и Тьма сталкиваются, сплавляясь в единую, бесконечную, голодную пустоту. Вокруг белые ленты с зеленым кантом, вокруг нарастающий звон в ушах, и сутры истекают кровью, режут и кромсают, возвращаясь к своему единственному избраннику.
Генджо Санзо переворачивается на спину. Глаза закрыты, он слушает свист ветра и бумажный шелест, - огромный, оглушительный как камнепад.
Потом он открывает глаза и не видит ничего.

- Тогда вот тебе первый урок, - сказал человек в черном, закуривая сигарету. На лбу, под темными волосами, кроваво и ярко вспыхнула чакра. - Будь сильным, Кэнью. Не держись ни за что. Все, что происходит в твоей жизни – это пустота. У тебя нет ничего. Это и значит быть Санзо Хоши. Так мне говорил мой учитель.
- Что, совсем ничего? - уточнил Корю. - Не может этого быть.

Человек усмехнулся, беспечно и равнодушно, и отмахнулся от клуба табачного дыма.

URL комментария

@темы: движущиеся картинки, комиксы, fangirl mode ON, @

URL
   

Travelling with ghosts

главная