• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: книжное (список заголовков)
11:09 

флафф, некрофилия
Вот, наконец-то прочитана вся Джоан Харрис. Ну, почти вся - мне остались ещё "Пять четвертинок апельсина".
Я не торопилась браться за "Шоколад", потому что когда-то смотрела фильм по этой книге и он не произвёл на меня большого впечатления даже несмотря на присутствие в нём Жоннидеппа и прочие прекрасности. А зря, между прочим, не торопилась, потому что фильм с книгой и рядом не стоял, это лучшая книга Харрис, совершенно точно. Она удивительная, эта Харрис; она всё понимает, всё-всё.

@темы: книжное

00:16 

флафф, некрофилия
Сегодня я прочитала три книжки - "Алису в Заиголье" Гилберта Адэра, "Наследника пиратов" Пола Стюарта и Криса Риддела и... "Грозовой перевал") Жуть какая-то, вот честно (это я про "Грозовой перевал"). Я ещё могу понять очарование угрюмых, ироничных и слегка инфантильных джентльменов Джейн Остен, но от этих мексиканских страстей у меня голова кругом. Неужели подобное раздолье совершенно животных эмоций действительно кажется кому-то романтичным? Да и мрачно-одиноко-прекрасных вересковых пустошей как-то меньше, чем я ожидала.
Адэр меня тоже не порадовал; стилизация под Кэрролла блестящая (заслуга переводчика, конечно), но воображение откровенно хромает.
Короче говоря, мне понравился только "Наследник пиратов". Я же говорю, у меня дурной вкус.

Кстати, "Алису в Заиголье" я, прежде чем в ней разочароваться, искала очень долго и знаете где нашла в итоге? В "Букбери" в Меге - у них там сейчас скидка пятьдесят процентов на все книги, так здорово. Я уже закупилась)

@темы: книжное

23:57 

Довольно бессвязно про книги и слёзы

флафф, некрофилия
Несколько дней назад мне снился вот такой сон: мне казалось, я пытаюсь припомнить некий роман Ольги Ларионовой, который я читала когда-то давно в детстве; я "вспоминала" всё больше подробностей этой книги и в конце концов превратилась в полноценного участника событий. Впрочем, главным героем была отнюдь не я, а инопланетянин, который, прилетев на Землю, стал зваться Артуром. (После этого сна я поняла, что уже давно и абсолютно иррационально люблю имя Артур, хотя ни его перевод, ни ассоциации с королём Артуром не кажутся мне привлекательными). Люди из этого сна не были похожи на людей - это были очень высокие, очень тонкие существа с узкими печальными лицами и грацией насекомых. Но я не могу об этом рассказать, нужно быть самой Ларионовой, чтобы передать словами красоту этой истории и бесконечное, ясное, звенящее, готовое рассыпаться от малейшего прикосновения счастье от участия в ней. Не исключено, что эта книга была самым прекрасным из всего того, что я когда-либо читала - то есть, тьфу, не читала. Мне ужасно не хотелось просыпаться, я цеплялась за сон зубами и когтями, и когда меня, несмотря на все усилия, всё-таки выкинуло в эту реальность, я тут же полезла в интернет в безумной надежде на то, что этот роман действительно существует. Нет. Иногда моей веры хватает на то, чтобы сбывались небольшие бытовые желания, но научусь ли я когда-нибудь желать настолько сильно, чтобы осуществлялось такое, что нынче кажется мне невероятным?
...Я с детства была немножко шовинисткой, поскольку самым важным из всех человеческих умений полагала писательский талант, а женщины - это представлялось мне непреложным фактом - пишут несравненно лучше мужчин. Почему? Всё очень просто: будучи человеком достаточно сухим, я ценила больше других те книги, которые пробуждали во мне какие-либо эмоции. Собственно, писать о событиях, которые могут взволновать читателя, не так уж сложно. Вряд ли найдётся много людей, которые не переживали в детстве из-за несправедливостей в "Капитане Сорви-голова" или читая книжки про индейцев (самые лучшие книги про индейцев - трилогию про сначала-мальчика-а-потом-великого-вождя Харку - тоже написала женщина, но это так, между прочим), не затаивали дыхание вместе с Бильбо, когда тот оказался в логове дракона, не влюблялись в особенно ярких персонажей Вальтера Скотта или Жюля Верна. (Моей первой книжной любовью был инженер Сайрес Смит из "Таинственного острова", а у вас - кто?). Но это всё не то, понимаете; переживать надо не из-за того, "что", а из-за того, "как". Наивысшим даром я считала умение волновать читателя самой музыкой текста - просто расставлять слова в предложении так, чтобы на глаза наворачивались слёзы. Могу со всей определённостью назвать книгу, над которой я плакала чаще всего: это была "В конце ноября" прекрасной Туве. Я перечитывала её миллион и ещё несколько тысяч раз. Я любила раскрыть книгу на случайном месте и читать, иногда - вслух, чувствуя, как в животе растёт комок счастья, похожий на клубок тёплой шерсти, и в конце концов становится таким огромным, горячим и колючим, что перестаёт помещаться внутри - и тогда ты начинаешь плакать.
Можно лежать на мосту и смотреть, как течет вода. Или бегать, или бродить по болоту в красных сапожках, или же свернуться клубочком и слушать, как дождь стучит по крыше. Быть счастливой очень легко...
Время шло, я читала всё больше и больше книг и относилась к ним всё более и более критично, и те, что хоть как-то меня впечатляли, встречались всё реже и реже. Мои знакомые пели дифирамбы авторам, которые казались мне смертельно скучными. Я как сейчас помню своё горе от разочарования в Кортасаре: я возлагала на "Игру в классики" такие надежды! - а она мне нисколечко не понравилась, и "Модель для сборки" тоже, несмотря на то, что маленькие рассказы Кортасара дивно хороши. То же относилось почти ко всем писателям, которых полагается любить интеллектуальным девушкам. Когда я в присутствии К. завожу разговор о каком-нибудь особо модном нынче писателе из числа вот этих самых интеллектуально-девушкинских, он начинает надо мною издеваться, цитируя пьесу Ионеско "Лысая певица": "Джеймс! Джойс! - Марсель! Пруст! - Джеймс Пруст! - Марсель Джойс!".
Здесь кто-нибудь обязательно захочет возразить мне, что я тем не менее благоговею перед двумя другими интеллектуально-девушкинскими писателями, Борхесом и Эко (я даже писала об этом в предудыщем посте отчаявшегося книголюба). Что ж, на это я отвечу, что этих двоих я вообще не считаю писателями; я считаю их учёными и благоговею перед ними как перед учёными, перед прекрасными выдумщиками с невероятным культурным багажом и безграничной фантазией.
Но писатель, как вы помните, по моему личному определению, - тот, кто учит чувствовать.
Если я когда-нибудь - ох, вряд ли уже, конечно, но вдруг! - стану знаменитым писателем и меня спросят, каких авторов я считаю своими учителями, боюсь, мой ответ покажется довольно странным. Потому я училась писать, подражая нескольким малоизвестным, отнюдь не почитаемым читающей общественностью, но тем не менее прекрасным женщинам с совершенным чувством текста. Если судить объективно, то их книги, наверное, действительно не идеальны, но когда любишь - не критикуешь. А я любила их безумно; да и сейчас люблю, чего уж врать, и ЧКА я убрала с глаз подальше вовсе не из-за того, что не хочу её видеть, а потому, что боюсь раскрыть её и расплакаться, как много лет назад... или НЕ расплакаться - не знаю, что окажется страшнее.
Приблизительно в тот же период, что ЧКА, к моему списку совершенных текстов добавился "Мракобес" Хаецкой, хотя трудно найти более непохожих друг на друга авторов, чем Ниэннах и Хаецкая. И именно эта непохожесть взволновала меня. Как же удивительно, думала я, что рассыпчатые эпитеты и цветистость придаточных предложений и жёсткая, окончательная лаконичность могут одинаково тронуть. Компромиссом между лаконизмом и узорчатостью текста стала Цветаева. Её не назовёшь малоизвестной, но шутка в том, что к большинству её стихов я всегда была равнодушна: я нашла совсем иную Цветаеву, не ту, которую мне впоследствии будут преподавать на уроках литературы, - Цветаеву в рассказах и дневниках.
Потом их будет больше... Тогда я ещё не искала их целенаправленно - людей, которым дан талант трогать словом, а не одной лишь сутью. Наверное, объективно важнее суть. Но я-то пишу о себе, а я так счастлива, когда нахожу строки, которые мне хочется прочитывать снова и снова, проговаривать вслух с разными интонациями - выразительно, как будто выступая на публичных чтениях, или же сокровенным шёпотом; запоминать наизусть, петь...
Вы уже, наверное, поняли, что Ольга Ларионова, с которой началась эта запись, когда-то стала для меня как раз одним из таких учителей словоплетения.
В общем-то, идея рассмотреть любимых авторов с точки зрения полового вопроса посетила меня недавно. Я озадачилась: неужели среди писателей-мужчин не было таких, что заставляли меня плакать?
Мне, возможно, случалось поплакивать и над Крапивиным, и над Брэдбери (а возможно, и нет - не помню уже, честно), но если я и плакала, то плакала из-за того, "что", а не из-за того, "как".
Я долго сомневалась, стоит ли причислять к этому списку Александра Грина. Грина я любила беззаветно и перечитывала разве что на пару тысяч раз меньше, чем Туве Янссон. В моём детстве был даже особый период Грина, когда я жила в чемодане на шкафу и бралась за его книги каждый вечер. Но Грин - это всё-таки другое что-то. Я его люблю, так люблю, что не выразить словами. Но - нет.
Однако я всё-таки вспомнила двух писателей-мужчин. Вот они.
Первый - сказочник Серебряного Века Алексей Ремизов. А книга - "К Морю-Океану", конечно же.
А второго и вспоминать не надо. Я даже немного стыжусь его, потому что мою любовь к нему разделяют все, кому не лень, а мне ревниво хотелось бы узурпировать его для одной себя - сгрести все его книги в огромную груду, затолкать её в угол потемнее и гордо чахнуть над получившейся кучей всю жизнь, как дракон над золотом.
И это единственный поэт в моей жизни, потому что я совсем не понимаю поэзию, я каждый раз, когда вижу стихи, недоумеваю, почему было не сказать то же самое прозой - ведь получилось бы гораздо искреннее и точнее; и он - единственный, к чьим стихам у меня нет и никогда не было никаких претензий.
Девочка-память бредет по городу, наступает вечер,
льется дождь, и платочек ее хоть выжми,
девочка-память стоит у витрин и глядит на белье столетья
и безумно свистит этот вечный мотив посредине жизни.

Я точно знаю, как выглядит рай: это обиталище бесконечного количества книг, где одна книга прекраснее другой, где каждый текст кажется ещё более хрупким и болезненным, чем предудыщий, и над ними можно плакать и плакать вечно.
Здесь, конечно, мне ужасно хочется процитировать ещё одно из любимых стихотворений Бродского, но я не стану этого делать.

@темы: жизнь лицом назад, книжное, самозакапывание

23:45 

lock Доступ к записи ограничен

флафф, некрофилия
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
19:53 

флафф, некрофилия
...Размышляла, чьи книги стоит экранизировать дель Торо, и вдруг поняла - да Чайны Мьевиля же! Их вселенные чем-то похожи, недобрые, но фантастически красивые. Оба - типичные визуалы и непревзойдённые мастера создавать совершенно немыслимых, но оч-чень убедительных существ. Оба любят всяческую машинерию, оба ценят романтику городских трущоб и канализаций. И оба гении, конечно)
Эта мысль пришла мне в голову, когда я напряжённо пыталась понять, кого мне напомнил в "Хеллбое" старенький гоблин с тележкой вместо ног, а затем меня осенило: ну конечно же, одну из героинь "Шрама". Правда, та передвигалась на более сложной конструкции, у неё даже имелся паровой котёл.

Кстати о Мьевиле: где-то неделю назад пыталась найти его "Не-Лондон" (Un Lun Dun) в наших магазинах с англоязычной литературой - ну, знаете, "Англия" и тот, который напротив него, - и была весьма и весьма недовольна, когда не нашла. Ладно бы там был маленький книжный ассортимент, но нет же, магазины достаточно большие, и в обоих, кстати, есть все-все остальные книжки Мьевиля, а вот Не-Лондона, как назло, нет ни в том, ни в другом. Видимо, придётся заказывать с амазона, но мне-то хотелось взяться за него вотпрямщас...
Мне так нравится обложка! я каждый раз расстраиваюсь, когда вижу её в интернете.

@темы: книжное, синематограф

12:07 

флафф, некрофилия
В прошлую нашу встречу с Т. (это была довольно необычная встреча: мы задались целью найти старинный дом с часами, который она увидела во сне, - но об этом как-нибудь в другой раз) мы заглянули на Крупскую, потому что я сказала: я хочу найти одну книгу. - Какую книгу? - Да так, одну книгу про лесбиянок, - застенчиво ответила я (а Т. как раз лесби). Она сказала: - Да ну, все эти книжки такие глупые, в них нет ни словечка правды.
Я рьяно бросилась защищать свою книгу, доказывая, что все эти книжки, конечно же, глупые, но моя - не глупая. Т. хмыкнула и не поверила. Я купила книгу и обещала дать почитать, если мне понравится. (Мне понравилось, эй!). Это была "Тонкая работа" Сары Уотерс.
После этой книги я даже решила, что любовный роман - не такой уж и безнадёжный жанр. А "Тонкая работа" - просто образцовый любовный роман, особенно если в детстве вы обожали Диккенса и с тех пор неравнодушны к викторианской Англии, девочкам-сиротам, ворам, нищим, сумасшедшим домам и семейным тайнам. Правда, с семейными тайнами они всё же переборщили, на мой скромный взгляд, зато всё остальное чудо как хорошо.
Несколько дней назад мы с Т. снова встретились. У меня в сумке лежали "Жареные зелёные помидоры" Фэнни Флэгг. - А это что за книга? - Я начала хихикать. - Ну как, ещё одна книга про лесбиянок. - Боже! Это я так дурно на тебя влияю?..
Я узнала, что по "Жареным зелёным помидорам" поставлен фильм, и попыталась его посмотреть. М-да. Сюжет смят, актёры подобраны неплохо, но ни в Руфи, ни в Иджи нет того особенного, что непременно должно в них быть, - обиднее всего, конечно, что этого нет в Иджи. Это же Иджи, понимаете, на ней всё держится, и не только в этой истории, нет, на таких, как она, держится весь мир. А в фильме она самая обычная взбалмошная блондинка. Думаю, нет нужды говорить, что книга, в отличие от фильма, очень хорошая.

Вспоминаю книги, которые прочитала в последние полгода, и недоумеваю: больше всего мне почему-то запомнились книги-о-книгах. Книжки Джаспера Ффорде про Четверг Нонетот, и чудесный "Город мечтающих книг", и "Пфитц", конечно...

@темы: книжное

20:42 

О фэнтези и Великой Литературе

флафф, некрофилия
Я наконец-то определилась со своими литературными предпочтениями. Теперь я могу уверенно декларировать: все мои любимые книги относятся к жанру фэнтези. Вы, вероятно, подумаете, что я решила как-то особенно замысловато пошутить, но я серьёзна, предельно серьёзна; нужно, наверное, пояснить ход своих мыслей.
Толчком к размышлениям поослужил апрельский номер журнала "Мир фантастики". Куплен он был просто ради интереса за компанию с другими журналами (если кому-то любопытно, какие журналы я покупаю, я готова предоставить самую полную информацию по этому вопросу: я читаю несколько журналов о кино, от случая к случаю - "Афишу" или "Тайм-аут", а также по старой доброй памяти продолжаю покупать "Анимегид" - ничего особенного, короче говоря. А несколько лет назад я читала детский журнальчик "Юла" - вот уж был компромат так компромат!).
О "Мире фантастики" я на момент покупки не знала ровно ничего, кроме того, что несколько лет назад все интересные темы в этом журнале губились на корню, а авторы писали из рук вон плохо. Зачем я в таком случае купила журнал - загадка, над которой рационалу пришлось бы биться всю жизнь, но я, по счастью, иррационал. Из всех купленных в тот раз журналов "Мир фантастики" порадовал меня больше всего. Не то чтобы авторы разом превратились из карасей авторучки в акул пера (хотя теперь материал там подаётся ощутимо лучше, чем раньше). И не то чтобы я почерпнула оттуда что-то новое, нет. Но осталось впечатление беседы с другом, который разделяет многие твои интересы. Последний раз похожие эмоции вызывала "Стена" в газете "Пять углов", но это было очень-очень давно и совсем по другим причинам...
Итак, я обнаружила, что мне более чем симпатичен журнал "Мир фантастики", и мне стало не по себе.
Когда мне было семнадцать лет, я была страшным снобом - таким, что и вспоминать-то противно, если честно. Я таскала под мышкой Сартра и косо поглядывала на сверстников, которые читали Лукьяненко и Перумова. Я искренне считала, что эти убогие юнцы никогда не познают света Великой Литературы.
К счастью, через пару лет я поняла, что современные писатели мне значительно интереснее, чем классика. С облегчением - и с некоторым огорчением - я поняла, что то, что я почитала Великой Литературой, на самом деле не более чем азбука. Простейший набор букв, без которого никак нельзя браться за освоение по-настоящему интересных книг. По-моему, ни один человек в здравом уме не сможет полюбить Бальзака или Флобера, но не знать, почему отравилась госпожа Бовари - стыдно (впрочем, честно признаться, лично я никогда в жизни не смогу ответить, почему она отравилась))...
Стыдно? Ой ли? Нет, на самом деле я вполне могу понять тех, кто не хочет морочить себе этим голову и честно выбирает другие книги - ну, пусть даже и Лукьяненко. Но я-то хочу быть читателем, который не нуждается в сносках внизу страницы, читателем, который способен уловить аллюзию или неявную цитату, грамотным читателем - таким читателем, на которого, вероятно, рассчитывал умничка Джаспер Ффорде.
Пресловутый "Мир фантастики" столкнул меня нос к носу с другой проблемой: с фактом, что даже из современной литературы я выбираю не самую уважаемую её часть. Читающая публика писает кипятком от Буковски и Эльфриды Елинек, а я-то искренне полагаю, что книги, в которых нет картинок других миров и волшебных существ, не имеют права на существование. На какую-то секунду я усомнилась в своей правоте.
Но два дня назад я нашла сообщество Большой тёмный город, и оно расставило всё по местам.
Сообщество не особенно оживлённое и интересно скорее как новостно-информационный ресурс, нежели как самостоятельное чтиво , но сам факт его существования - это оооо! Обратите внимание на список интересов в профиле, а заодно и на "примеры удачных тем для обсуждения". Кто-то спрашивал про моих любимых писателей? Вот они - все как на ладони! Ну, скажем так, про половину перечисленных авторов я могу говорить бесконечно (а также: взахлёб, лучась счастьем и залившись краской от радостного смущения). Ко второй половине (как то: Пратчетт, Энн Райс) я отношусь со снисходительной симпатией. Тех, кого я совсем не воспринимаю, можно пересчитать по пальцам.
Это я не к тому, что вкусы создателей сообщества поразительно схожи с моими. Я к тому, что всех или почти всех интересных (мне! разумеется, мне интересных!) авторов можно определённым образом счесть фэнтези. Мифы, сказки, мистика, постмодерн, альтернативная история. И детские книги. И даже "магический реализм". Ну почему, почему слово "фэнтези" в обывательском сознании приобрело эту пошлую окраску? - ведь оно такое простое, прекрасное, ясное!
Льюис Кэрролл - фэнтези, и Булгаков - фэнтези, и Оскар Уайльд, и обожаемый мой Честертон, и даже Жозе Сарамаго... нет, если "и даже", то - и даже Гюисманс! - фэнтези... И Борхес? Смеётесь! Если Борхес - не фэнтези, то кто тогда?!
Однажды я уже почти подошла к этой мысли сама: когда, прочитав "Баудолино", начала размышлять, к какому жанру его можно отнести, и поняла, что ближе всего тут, пожалуй, фэнтези; но тогда эта мысль, разумеется, показалась мне крамольной, а сейчас - сейчас не найти слов, чтобы передать, как я ей рада!
Почему вдруг вспомнила про "Баудолино"? Да потому, что Эко на пару с Борхесом в этой компании меня особенно успокаивает, потому, что эти двое для меня по-прежнему - Великая Литература и Примеры для Подражания (чуть ли не единственные, кто остался в этом списке с семнадцати лет, остальных я выкинула без жалости...).
Вот такие дела. И кто теперь осмелится при мне сказать, что не любит фэнтези?
И ещё: это слово обязательно должно быть в "интересах".
Больше того, я уже думаю, что все мои интересы этим словом - исчерпываются...

@темы: философия чайника, самозакапывание, книжное

07:59 

Я богата%)

флафф, некрофилия
Когда-то давным-давно мы с С. беседовали о том, какой доход нужен, чтобы считать себя богатым. С. высказала предположение, что богатый человек - тот, кто имеет возможность каждый день покупать бутылку гранатового сока. Ну что с нас взять - бедные студенты...
Теперь я вижу, что богатство - это когда ты покупаешь книги быстрее, чем успеваешь их читать. Перед днём святого Патрика я основательно закупилась книгами на Крупе; не прошло и недели, а в корзинке на озоне уже лежит заказ на две с хвостом тысячи ру. Причём большую часть заказа составляют уценённые книжки со всяческих распродаж, так что... "это надо уметь", даа.
И вообще, во всём виноваты интернет-магазины, главное галактическое зло! %)


@темы: книжное, шутка-самосмейка

04:47 

current, книжное

флафф, некрофилия
С книгами в последнее время не везёт. Всё, за что ни берусь, кажется неинтересным, а того, что кажется интересным, нигде не найти. Правда, под "нигде" я имею в виду пока что только свою "Старую Книгу": я бережлива и - при моих темпах чтения - не очень-то люблю платить за книги ту цену, которую просят обычные магазины. Конечно, бывает, что под хвост попадает вожжа и ты хочешь книгу настолько сильно, что всё равно, сколько денег за неё отдавать, но до этого пока не дошло. А с экрана я не хочу читать, хотя ещё пару лет назад относилась к этому спокойно.
Кроме того, походы в "Старую Книгу" несут для меня почти мистический смысл, как, наверное, и должно быть, если речь идёт о магазине, с которым состоишь в весьма близких отношениях уже много лет. Иногда мне кажется, что он делает мне подарки, а иногда - что, наоборот, за что-то наказывает. Однажды мне пришло в голову, что я могу найти там ЧКА первого издания; я нашла её в тот же день и отдала за величайшее сокровище всего пятнадцать рублей (пожалуйста, расскажите об этом всем знакомым ниеннистам, которые готовы заплатить за эту книгу многатысячдолларов, если они, конечно, ещё существуют в природе, - пусть завидуют стрррашной чёрной завистью!). Больше я в этом магазине ЧКА не видела - ни разу. Подобные забавные случаи происходят довольно часто. Не так давно я прочла у Эстель про книгу под названием "Ангелы и насекомые" и тоже сразу нашла её там, хотя до этого дня не видела эту книгу вообще ни в одном магазине - у неё приметная, красивая обложка, я обратила бы на неё внимание. Бывает и наоборот: когда я не выдерживаю и покупаю книгу в другом магазине за большие деньги - и буквально через день вижу её в своей "Старой Книге", и, разумеется, стоит она копейки... Сейчас не то и не другое, просто - период застоя. В периоды книжного застоя лучше всего отвлечься на что-нибудь другое, скажем, на кино; я сейчас провожу целые дни за компьютерными играми, но об этом как-нибудь потом.
Хочу прочитать:
- Антония Байетт - "Джинн в бутылке из стекла "Соловьиный глаз".
- Нил Стивенсон: "Ртуть", "Криптономикон" и - в особенности - "Алмазный век, или Букварь для благородных девиц".
- Джоанн Хэррис; единственная на данный момент прочитанная книга её авторства - "Спи, бледная сестра" - хоть и не особенно нагружена смыслом, показалась очень приятной и прочиталась буквально на одном дыхании.
- "Смерть и приключения Ефросиньи Прекрасной" - правда, я её прочитала уже прямо за столиком в "Буквоеде", но теперь хочу себе домой.*)
- все книжки из серии "Воздушные пираты"; случайно выцепила одну откуда-то из середины, и очень понравились и иллюстрации, и мир.
- Джеймс Блэйлок - "Подземный левиафан" (а если понравится, то и всё остальное тоже, разумеется).
- "Искупление" и другие книги Макьюэна. К слову, фильм мне не понравился: просто "не моё", как принято говорить, - хотя снято изумительно красиво. По-настоящему понравились только две Брайони - в тринадцать лет и перед смертью. На уровне интуиции чувствуется, что книжный оригинал пойдёт гораздо лучше.
- Что-нибудь у Олди: давно хочется, но не знаю, с чего начать. Несколько лет назад попыталась взяться за одну из их книг, но выбор, видимо, был не самый удачный, потому что не понравилось совершенно. Я испугалась и больше их не читала, хотя все наперебой говорят, что стоит.
- Сюзанна Кларк, "Дамы из Грейс-Адье и другие истории".
Одной из лучших книг, что я прочла за последнее время, была "Джонатан Стрендж и мистер Норрелл" Сюзанны Кларк (тоже, кстати, хочу купить себе - брала почитать у С.). Книгу почему-то позиционируют как новый хит фэнтези и альтернативу Джоан Роулинг, хотя Кларк бесконечно далека от фэнтези, как, впрочем, и от детской литературы: боюсь, современным детям, выросшим на "Тане Гроттер", читать её будет очень скучно, тем более что в книге почти девятьсот страниц. То, в каком ключе раскрыта у Кларк тема английской магии, напомнило мне другую хорошую книгу - "Маленький, большой, или Парламент фейри" Джона Краули, но "Джонатан Стрендж и мистер Норрелл" показалась мне более уютной.

А ещё я нашла совершенно потрясающую книгу о самой-самой волшебной и настоящей из всех, какие только можно вообразить, Праге - "The Three Golden Keys", автор - Peter Sis (не транслитерирую имя на русский, так как автор чех и я боюсь ошибиться). Очень, очень хочу. На амазоне за неё просят меньше двадцати долларов. Обязательно куплю, как только наберётся ещё некоторое количество предметов для заказа.

@темы: книжное, закладки

05:44 

флафф, некрофилия
Прочла "Золотой полдень" - очередную фантазию на тему "Алисы в Стране Чудес", на этот раз авторства Анджея Сапковского. Окончательно разочаровалась в Сапковском; нет, неплохо, забавно, но... не на того он замахнулся. )

@темы: книжное, закладки

22:05 

флафф, некрофилия
Вот соизволишь посетить институт после долгой череды про... как же это слово?.. пропусков, - а там никто особой радости от твоего возвращения не испытывает, наоборот, все так и норовят завалить тебя работой. На следующей неделе мне нужно сделать три доклада. По отечественной истории, по истории Японии и по ИСАА. Темы свободные; по отечественной истории я хочу найти что-нибудь интересное об Ингерманландии до Петра, с преподавательницей по ИСАА мы уговорились, что я подготовлю доклад по культуре доисламской Аравии (и обязательно с картинками! - а где искать эти чёртовы картинки, если в ответ на запрос "Джахилийя" поисковики выдают мне одни политические статьи?!); о чём рассказывать на истории Японии - понятия не имею. Совру, если скажу, что какая-то эпоха японской истории ближе и дороже мне, чем другие (за исключением Хэйан, конечно, но Хэйан мы прошли, её брать нельзя); для меня что реставрация Мэйдзи, что сёгунат Токугава... Посоветуйте что-нибудь, а?
Ах да, англичанка тоже не упустила возможности капнуть яду в общую чашу, так что мне срочно нужно узнать что-то невозможно интересное о Шарлотте Бронте или о Джордже Элиоте (о Джордж Элиот?..). Помните ту сцену в "Тринадцатой сказке", где героиню заставляют вообразить, что в огне гибнет сначала "Миддлмарч", а затем и "Джен Эйр"? - так вот, эта сцена внезапно обрела в моих глазах новый, глубоко положительный смысл.

@темы: lytdybr, книжное, альма матерь

20:54 

лытдыбровое

флафф, некрофилия
Раз уж я вспомнила Фрая. Сегодня я купила наконец-то "Горе господина Гро"! И ещё несколько книжек кроме него - всё детское, за исключением сборника Гофмана, где есть "Житейские воззрения кота Мурра", которых я не читала.
Вообще у меня сейчас наблюдается некоторый книжный кризис; по-прежнему получаю удовольствие от процесса чтения, но почему-то не получается радоваться книгам так же искренне, как это получалось в детстве. Всё, что читаю, кажется неинтересным и вторичным. Классика скучна, современные авторы пишут плохо, детские книги все одинаковые (но я им радуюсь, несмотря ни на что).
Буду рада книжным рекомендациям, конечно же.

А ещё обнаружила, что в Гостином дворе открылся (точнее, переехал из какого-то другого места) магазинчик для куклоделов. Это на Перинной линии, на первом этаже, рядом с "Союзом". Чего там только нет: материалы для лепки, глаза всех цветов и размеров, ресницы, волосы... И целая куча журналов весьма завлекательного вида - я на них долго облизывалась. У магазина есть сайт - там почему-то отсутствует добрая половина ассортимента, но можно прикинуть цены)
И самое главное: в этом магазине я впервые увидела настоящих, "живых" мукол. И впечатление от увиденного довольно неоднозначное. Муклы оказались гораздо крупнее, чем я думала (я представляла их себе ростом с барби), так что пальчики у них вовсе не такие нежные и прозрачные, как кажется на фотографиях. На фотографиях муклы почему-то смотрятся более живыми и одухотворёнными, чем в действительности. Теперь я вообще боюсь заказывать кукол, которых видела только на фотографиях в интернете, потому что на примере мукол очень хорошо усвоила, что в жизни все эти куклы окажутся немного (но ощутимо!) другими. Впрочем, что касается мукол, то они всё равно очень хороши; если бы они ещё стоили раза в четыре меньше...

@темы: куклы, книжное, lytdybr

20:25 

флафф, некрофилия
Мои внутренние часы снова отстали от реальной жизни. На внутренних часах сейчас осень - не ноябрь, нет, а самое начало осени, золотое и пёстрое "индейское лето" - с просвеченными солнцем кронами клёнов, с лёгкими пальто, с разноцветными юбками. Организм не хочет смиряться с несоответствием настоящего времени внутреннему, противится, никак не хочет выздоравливать. Уже месяц не могу вылечиться от дурацкого бронхита, врачи вдобавок подозревают воспаление лёгких; сделала флюорографию, но по результатам ничего не понятно, так что теперь надо сдавать кровь. Вот уж фигушки. Кашлять почти перестала - и хорошо.
Сегодня утром по дороге в институт почти примирилась с тем, что уже зима: шёл снег - первый в этом году (первый на моей памяти, во всяком случае), медленный, совершенно рождественский; тепло и тихо. Зима - не такое уж плохое время года, в самом деле, только почему-то всегда наступает невовремя. А осени всегда оказывается слишком мало.
"Тринадцатую сказку" нашла в "Старой книге" за полторы сотни рублей. Йей!

@темы: lytdybr, книжное

15:32 

флафф, некрофилия
Всё, что может приключиться с человеком от рождения до смерти, предрешено им самим, и поэтому всякое неведение — уловка, всякая случайная встреча — свидание, всякое унижение — раскаяние, всякий крах — тайное торжество, всякая смерть — самоубийство.

© "Parerga und Paralipornena"

@темы: @, книжное

08:34 

Вокзал потерянных снов

флафф, некрофилия
В последнее время часто думаю о том, где именно я жила бы в своём Городе, и постепенно понимаю, что живу я на окраине: мой кусочек Города - очень тихий, там - кладбища, пустыри, цветные стёклышки в окнах, - и стена, конечно (или всё-таки Стена, как в "Звёздной пыли" и Haibane Renmei?), а за стеной - клеверные и колокольчиковые поля, железная дорога и море. О шумном центре Города напоминают только попадающиеся кое-где среди безлюдных бесконечных пустырей ржавые конструкции из труб, полуразвалившиеся заводы и каркасы машин, которые давно уже не летают и не ездят. Надо думать, разные районы Города не только разделены в привычном трёхмерном пространстве, но лежат в разных плоскостях реальности - и попасть из одного района в другой не так-то просто. Большинство жителей и знать не знает, какие удивительные вещи творятся рядом с тем Городом, который они считают единственно реальным. Вообще в Городе есть, наверное, всё на свете, всё, что только есть, но вот сколько лиц Города повезёт увидеть именно тебе, не знает никто.
Если принять за данность то, что этот самый полумифический центр Города всё-таки существует, то этот центр, как ни странно, уже вполне убедительно описан в литературе. И описан, увы, не мной, а британским фантастом Чайна Мьевилем.
Речь идёт о книге "Вокзал потерянных снов"; кто-то наверняка назвал бы эту книгу ужасной, но описанный в ней мир настолько точно повторяет тот, не мой, но соседний с моим, что для меня она по меньшей мере восхитительно-ужасна - а может быть, и просто восхитительна. Город, о котором идёт речь в этой книге, называется Нью-Кробюзон, и, без сомнения, он - главное действующее лицо. Анк-Морпорк, сплавленный с Горменгастом? - нет, не то. Стимпанк, хоррор, научная фантастика, фэнтези - разбирать мир Нью-Кробюзона на жанровые составляющие увлекательно, но бессмысленно, как, впрочем, и любой по-настоящему живой мир. Вот такой он, центр Города: огромный, душащий и сам задыхающийся от дыма, смрада и запаха крови, захлёбывающийся от насилия, нищеты и грязи, древний и сверхсовременный; это паноптикум удивительных технологий и существ - мутировавших, "переделанных" или чужих от природы, на фоне разнообразия и достоверности которых простые люди выглядят странно и почти нелепо - в отличие от, например, разумных машин или посла ада.
И он прекрасен, конечно.

Река виляет и изгибается навстречу городу, который внезапно возникает передо мной, тяжело врезаясь в пейзаж. Свет его огней растекается по каменистым холмам окрестностей, как кровоподтек от удара. Его отвратительные башни горят во тьме. Он давит. Я вынужден слепо прелонитьс перед этим гигантским наростом, образовавшимся в излучине двух рек. Огромная клоака, смрад, гул. Даже сейчас, глубокой ночью, толстые каминные трубы изрыгают копоть в небеса. Нас влечет не речной поток — это город своим притяжением засасывает внутрь. Откуда-то доносятся то слбые человеческие крики, то голоса зверей, то из фабрик слышится отвратительный скрежет и стук огромных работающих механизмов. Рельсы, словно сетка вздувшихся вен, покрыли тело города. Мрачные стены из красного кирпича, приземистые церкви, похожие на доисторические пещеры, трепещущие на ветру рваные навесы, каменные лабиринты Старого города, глухие переулки, сточные канавы, избороздившие землю, как вековые гробницы, новые пейзажи пустырей и руин, книжные магазины, заполненные позабытыми книгами, старые больницы, дома-башни, корабли и железные клеши, поднимающие грузы в доках...

...Над крышами витали загадочные испарения. Две реки лениво сливали в один поток свои воды, над которыми кое-где курился пар, поскольку неведомые химикаты смешивались между собой, образуя мощные соединения. Жидкие отходы неудавшихся экспериментов с фабрик, лабораторий и подпольных алхимических нор случайным образом перемешивались, превращаясь в гибридный коктейль. Бода в Барсучьей топи обладала неожиданными качествами. Ходили слухи, что уличные мальчишки, обшаривавшие при6режные болота в поисках металлолома, наступив на невинное с виду пятно грязи, после этого начинали говорить на давно умерших языках, или обнаруживали в своих волосах саранчу, или медленно обесцвечивались, становились прозрачными и совсем исчезали...

...Я прячусь, как паразит, в шкуре этого древнего города, храпящего, пукающего, урчащего, чешущегося и вздувающегося, который с возрастом становится бородавчатым и сварливым.
Иногда я забираюсь на верхушки огромных-преогромных башен, которые торчат, словно иглы дикобраза, из спины города. Там, в более тонких слоях воздуха, ветры теряют то печальное любопытство, которое присуще им на уровне улиц. Они утрачивают порывистость, с которой бьют по крышам. Возбуждаемые башнями, торчащими над сонмами городских огней — ярко-белых карбидных ламп, чадно-красных жировых светильников, безумно трещащих газовых фонарей и разновеликих дежурных ламп, ветры ликуют и играют.
Я могу, вонзив когти в закраину крыши, раскинуть руки и почувствовать, как их треплет и омывает неистовый ветер, и я могу закрыть глаза и вспомнить на мгновение, что значит летать.

(с.)

@темы: кусочки Города, книжное

07:33 

флафф, некрофилия
Те две недели, пока стояли тёплые дни, я почти каждый день лежала на пляже в компании умных мёртвых мужчин вроде Брехта, Макса Фриша и даже, страшно признаться, Захер-Мазоха, причём последний имел место быть в виде аж целых двух больших сборников. Загореть я не загорела, но на плохо проведённое время пожаловаться не могу.
Как известно, я не очень разборчива в связях, так что мёртвые мужчины время от времени перемежались живыми. Впрочем, моему специфическому чувству прекрасного живые нравятся не меньше, а может, даже больше мёртвых.

Единственный из мёртвых мужчин, которого вот это самое чувство прекрасного немедленно загребло в свою копилку - африканский фэнтэзист Амос Тутуола. Странный и чудесный человек, который, говорят, и читать-то толком не умел, что не помешало ему написать несколько совершенно удивительных книг. Я прочла две - "Перистую женщину" и "Мою жизнь в лесу духов". "Перистая женщина" похожа на все на свете сказки и, хотя в детстве я зачитывалась африканскими сказками, показалась мне простоватой; а вот "Моя жизнь в лесу духов" - волшебство в чистом виде. После прочтения приходит простое и грустное понимание: европейская культура, как ни крути, культура загнивающая. Беда всех не приглянувшихся мне мёртвых мужчин в том, что они из Европы. Тутуола по сравнению с ними... ну, он, конечно, тоже мёртвый, увы, - но всё-таки и живой, вот так-то. Мёртвые мужчины обладают в моих глазах неким особенным тихим обаянием, но нужно взглянуть правде в глаза: они скучны. А вот мир Тутуолы яркий и пряный, и сюжетные повороты настолько восхитительны, что не знаешь, то ли восторгаться, то ли плакать оттого, что ты не режиссёр и не можешь перенести всё на экран вот прямо сию же минуту.
Сейчас пытаюсь читать с экрана "Путешествие в город мёртвых"; невероятное удовольствие. Если у вас не загораются глаза при виде таких названий глав, как "Зловредный Зверь - совершенный джентльмен", "Собранный джентльмен разбирается на части" и "Девушка не виновата, что пошла за Черепом", - вы ужасный человек или, может быть, вообще киборг.

Раз уж я упомянула живых мужчин, то мне хочется сказать про Тадеуша Конвицкого. Если вы подумали про "Хронику любовных происшествий", вынуждена разочаровать: я-то совсем о другом - о детской (ну, почти) книге "Зверочеловекоморок". Насчёт детской - это, конечно, шутка, книга написана совсем не детским автором и издана во вполне серьёзной серии "Оранжевый ключ" (которая, похоже, вскоре станет моей любимой азбуковской серией). Тем не менее, я считаю, что для детей книга вполне сгодится. Они всё поймут. И, возможно, лучше, чем многие взрослые. Дети, вообще-то, понимают всё даже слишком хорошо; те, кто плакал в детстве над томиком Брэдбери и захлёбывался от ужаса после особенно сюрной истории в журнале "Трамвай", более или менее поймут, чего ожидать от этой книги. Лично для меня важно ещё и то, что я и в этой истории ухитрилась разглядеть кусочки Города, - да какие там кусочки, тут - Город как он есть, и я в данном случае имею в виду даже не ландшафты и здания, а мотивы двойничества, путаницу снов, "настоящей" жизни и... других снов? Или ещё одной жизни? - и, конечно, присутствие того, что мальчик называет Зверочеловекомороком, непонятного и неминуемого, из-за чего так трудно просто радоваться жизни.
А финал здесь, между прочим, совершенно лишний - то, что нам сообщают, понятно и без этих двух страниц и, как я думаю, должно всё-таки оставаться на уровне ощущения.

@темы: книжное

17:56 

флафф, некрофилия
Если вам непонятно определение "псевдоинтеллектуальная литература" - марш читать книжки Лоренса Даррелла. Мне не повезло потратить вечер на дилогию "Бунт Афродиты". Аннотация на задней обложке хороша, но не имеет с книгой ничего общего. Книга - это не просто жвачка для мозгов, это крайне унылая жвачка пролюбофф редкой степени жвачности.
Ей-богу, лучше уж читать его младшего братца Джеральда, который, между прочим, написал не только кучу рассказов про животных, но и прекрасную детскую книгу "Говорящий свёрток", которую я перечитывала несколько раз с неизменным удовольствием.
Возможно, я просто чего-то недопоняла. Если кто читал (Лоренса, не Джеральда!) и хочет оспорить моё мнение - велкам. Мне действительно интересно, за что этому гражданину почти что дали Нобелевскую премию.

@темы: книжное

00:31 

"Звёздная пыль"

флафф, некрофилия
А "Звёздная пыль" - это, между прочим, тоже стимпанк, хотя по ходу чтения книги мне это не приходило в голову. Зато сегодня всякий раз, когда по экрану проплывал корабль воздушных пиратов, я пищала на весь зал.
Я получила большое удовольствие от фильма, хотя от книги мало что осталось. Вообще-то странноватую атмосферу геймановских книг перенести на экран если не невозможно, то, во всяком случае, очень сложно. Книга настолько самобытна, что если б меня попросили идентифицировать её жанр, думаю, я сказала бы про притчу, про постмодерн и даже, быть может, про "магический реализм" - короче, перечислила бы кучу самых разных вещей, но слово "фэнтези" мне бы точно не пришло в голову. А фильм - как раз вполне себе фэнтези, вызывающее в памяти "Десятое королевство", "Лабиринт" и ещё десяток подобных историй. Красивая, увлекательная, оригинальная сказка - но не Сказка. Впрочем, бог с ней, со Сказкой, - фильм-то на удивление хорош и даже чем-то напоминает ранние вещи Гиллиама. Честное слово, хорош. Даже несмотря на до крайности неприятных исполнителей двух главных ролей, кучу неуместных спецэффектов и непонятно зачем прилепленный дурацкий финал.
На самом деле эта история заканчивается гораздо честнее и пронзительнее.

Тристран и Ивэйна счастливо жили вместе. Конечно, счастье их длилось не вечно – ведь Время, умелый вор, мало-помалу перетаскивает все на свете на свой огромный пыльный склад. Но все-таки по нашим меркам они были счастливы довольно долго. А потом в ночи явилась Смерть и шепнула свою тайну на ухо восемьдесят второму лорду Штормфорта, и он кивнул ей седой головой и больше ничего не сказал. Народ отнес его останки в Чертог Предков, где они и покоятся по сей день.
Ивэйна стала госпожой Штормфорта и выказала себя лучшей правительницей – как в мире, так и в войне, – чем народ смел надеяться. Она не старела, чем отличалась от своего мужа, и глаза ее оставались голубыми, волосы – бело-золотыми, а характер – в чем народ Штормфорта имел возможность убедиться на личном опыте – таким же вспыльчивым, как в первый день их встречи с Тристраном на полянке у лесного озера.
Леди Ивэйна до сих пор ходит прихрамывая, хотя весь Штормфорт притворяется, будто этого никто не замечает. И тем более никто не смеет замечать, что их владычица порой светится и мерцает в темноте.
Говорят, всякой ночью, когда ей позволяют государственные дела, Ивэйна пешком поднимается, прихрамывая, на высочайший пик дворца – и стоит там часами, словно и не чувствуя холодных горных ветров. Она ничего не говорит, просто смотрит вверх, в темное небо, грустными глазами наблюдая за медленным танцем бесчисленных звезд.

(с.)

@темы: @, книжное, синематограф

06:25 

Добро пожаловать в мир картинок

флафф, некрофилия
Я тут накачала себе четыре с лишним гигабайта разных прекрасных комиксов и тихо радуюсь. Хочется, конечно же, радоваться громче, поэтому, наверное, буду понемножку о них рассказывать. А то многие вполне себе неглупые люди уверены, что комиксы бывают либо детские, либо эротические, либо манга, хотя на самом деле всё гораздо интереснее.
Вообще-то на моём винчестере встречаются и комиксы разной степени похабности, но я обещаю не травмировать вас такими порождениями чудовищных разумов, как обожаемая мною в детстве "Рыжая Соня" или Johnny the Homicidal Maniac (ну что вы так смотрите? гот я или где?). Буду делиться самым - кроме шуток! - ценным.

Думаю, справедливо будет начать список "обязательного к прочтению" с французского комиксиста Оливье Ледруа, которого я упомянула в записи о сокровищнице Ye Olde Comix Shoppe, но ничего толкового о нём так и не сказала.
Французские комиксы - это не только Мёбиус. Если лень не помешает мне и дальше рассказывать о рисованных прекрасностях, то вы ещё не раз успеете убедиться, что французское происхождение - это практически знак качества. Но Ледруа крут даже на фоне общенациональной крутости. Впрочем, вместо голословных утверждений просто покажу несколько страниц из разных его работ.



(поскольку превью не дают никакого представления о красоте полноразмерных картинок, очень советую кликнуть на всех трёх. осторожно, траффик)

Это не обложки. Не арт. Это просто страницы, даже не самые лучшие, выбранные методом случайного тыка.
Для аватаромейкеров, по-моему, его комиксы настоящая находка: даже у меня, человека, не очень-то заинтересованного в этом деле, несколько раз возникало желание нарезать красивых квадратиков. Один раз я его даже осуществила, так что если кому-то приглянется еврейка Ребекка - берите, не стесняйтесь, мне она без надобности.



Вообще-то мне настолько нравятся его манера рисовать лица и качество прорисовки, что я бы восхищалась им даже если бы он просто нарисовал несколько отдельных картинок. Но он рисует целые страницы, выпуски и тома, а значит - картинок этих у него сотни и тысячи. В моих глазах это такая недосягаемая планка, что мне остаётся только снять шляпу (которую я всё равно не имею возможности носить по причине жаркой погоды).
Если у вас появилось желание скачать и почитать что-нибудь из его комиксов, то спешу вас обрадовать: это можно. Некоторые переводы на английский можно скачать здесь (к перечисленному добавлю ещё ссылку на первую часть комикса Xoco). Если у вас нет регистрации на nnm, по первой же просьбе продублирую ссылки в комментарии. Потому что такими открытиями, знаете ли, хочется делиться со всем миром, да.

Увы, большая часть его работ доступна только на французском (вот тут есть почти все ранние работы; они, конечно, не идут ни в какое сравнение с более поздними, но по-своему хорошие). У меня с французским небольшие трудности - я учила его ровно один год и это было больше десяти лет назад. Почти вся информация о Ледруа обитает, как нетрудно догадаться, на франкоязычных сайтах, что также огорчает. Если вдруг вынырнет человек, который захочет что-нибудь перевести (его авторства или о нём самом - не так уж важно), я буду безмерно рада и благодарна.

@темы: книжное, картинки, закладки

03:51 

флафф, некрофилия

Недавно собралась совершить рейд на Крупу за несколькими вполне конкретными книгами, но, не дойдя до точки назначения, зачем-то свернула в "Книгоманию". Закончилось всё вполне ожидаемо - я вышла оттуда с двумя мешками совершенно неконкретной, непонятной и вообще ненужной литературы.
Вышло так, что две из приобретённых книг оказались косвенно связаны с милым, дорогие девачки, и вечно дорогим нашим сердечкам! Джонни Деппом (причём одна - совершенно неожиданно для меня самой), так что как же мне удержаться от обсуждения этой наиважнейшей для всех нас темы?

Первая - "Ромовый дневник" Хантера Томпсона, в экранизации которого наш ненаглядный (признайтесь, это вас раздражает?) Депп намерен сниматься после того, как закончится работа над "Шантарамом". Лично мне кажется, что это не лучший выбор. Книга не хороша и не плоха, но я в очередной раз убедилась, что Хантер Томпсон - это не моё. Проблема даже не в отсутствии действия; книга, в которой на протяжении трёхсот с лишним страниц ровно ничего не происходит, вполне может мне понравиться, если... В общем, ни одного из многочисленных возможных "если" у Томпсона нет. И тут даже к переводу не придерёшься - дело в самом тексте.

Вторая книга - "На странных волнах" Тима Пауэрса. До этого я читала у Пауэрса только "Врата Анубиса" и они меня не особо впечатлили. Честно говоря, издательство АСТ настолько неразборчиво в выборе публикуемых авторов, что я уже шарахаюсь от слов КОНТРКУЛЬТУРНЫЙ и АНДЕГРАУНД (кто-нибудь, объясните наконец АСТшникам, что злоупотребление капслоком - моветон!), но, как ни странно, эта книга мне понравилась. Не шедевр, но весьма крепко, оригинально и увлекательно.
Причём тут актёр на букву Дэ? Есть мнение, что именно эта книга вдохновила Гора Вербински на создание "Пиратов Карибского моря". Встречался мне и ещё более странный слух, явственно подтверждающий, что мир имеет форму чемодана: что Пауэрс написал книгу под впечатлением от того самого аттракциона в Диснейленде. Правда это или нет, никто не знает, но факты таковы, что в книге действительно фигурируют пираты, Карибское море, главный герой Джек и главная героиня Элизабет (Уилла Тёрнера, к счастью, на борт не взяли), а также фонтан вечной молодости Хуана Понсе де Леона, на поиски которого, как мы помним, капитан Воробей отправляется в конце третьего фильма. Есть тут и сам Хуан Понсе де Леон, с которым Воробью, вероятно, предстоит встретиться в четвёртом фильме, если они всё-таки решат его снять.
Единственное, что меня разозлило - то, что, несмотря на постоянные упоминания Барона Субботы, тему Барона Субботы автор так и не раскрыл. Господа, если вы знаете книги, в которых тема раскрыта - скорее скажите. А то этот персонаж уже довольно давно меня чем-то неизъяснимо привлекает. Его ещё называют Бароном Самеди.


@темы: книжное, синематограф

Travelling with ghosts

главная