• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: книжное (список заголовков)
22:17 

флафф, некрофилия
Сидим с Сабико на балконе с винцом, обсуждаем — внезапно — книжки Кира Булычева про Алису (оказалось, мы обе в детстве умудрялись видеть в этой невинной литературе кучу странных, эротических и крипи-моментов, оставивших в наших душах глубокий след). Вспомнили друзей Алисы: Пашку и Аркашу.
— Они как такие ангел и черт: милый послушный Аркаша и Пашка со своими чокнутыми идеями. А сама Алиса — фифти-фифти, — рассуждает Сабико и вдруг говорит: — Мне Пашка всегда тебя напоминал.
— Чего-о-о?..
— Мы ж сегодня как раз обсуждали твои вечные ебанутые идеи и сколько раз мы из-за них оказывались в полном дерьме.
— Вот так, значит, — говорю я с чувством глубокой обиды, — всю жизнь думаешь, что ты Алиса, а ты на самом деле — Пашка. Я шокирована. Глубоко эпатирована. Фраппирована. Ты понимаешь, что Пашка и слов-то таких не знал?
— Не знал, и все-таки ты Пашка.

...Это что же, может, я еще и в "Щегле" Донны Тартт не Тео с его тонкой душевной организацией, а придурок Борис? Х)

@темы: книжное, шутка-самосмейка

14:02 

флафф, некрофилия
Продолжая коротать время с комиксом про начитанного маньячину, я все время вспоминаю одну цитату peggotty про тексты Костюкович и смеюсь.
...Всякий переводчик в какой-то момент чувствует себя властелином языка. Он знает слово "заскорузлый"! Он не обойдет вниманием слова "куцый", "смоляной" и "рассусоливать". Он не только вытряхнет из глубин лингвистического подсознания слова "рдяный", "нутряной", "мглистый", "пришепетывающий" и "волглость", но и правильно их употребит. И это волшебное, разумеется, чувство, и страшно необходимое любому переводчику качество - уметь в нужный момент встряхнуть себя как мешочек с лото и вытащить оттуда идеальное, округлое в своей правильности слово, со щелчком загнать его во фразу и сделать себе бинго. Однако при переводе переводчик все-таки ограничен рамками чужого текста и, как ни крути, если у него переводческая совесть вживлена в нужно место, он не сможет распахнуть пошире свой словарь и разом окатить страницу заветной солоноватой, скажем, червленостью, потому как в книге его уже поджидает автор с бейсбольной битой собственных слов.

Ирония в том, что я никогда не намеревалась становиться переводчиком (во всяком случае, с английского); но от этого не менее приятно чувствовать, как активный словарный запас расширяется - в "Из ада" автор ни с какой битой не ждет, а прямо-таки алчет моей червлености и волглости.
Также в комиксе есть титанического размера комментарии самого Мура - к каждой странице! - благодаря которым я, к примеру, вспомнила, что "парафраз" и "перифраз" - это разные слова, и с удовольствием использовала оба (нет, не рядом).
Про расширение словарного запаса я, между прочим, совершенно без иронии говорю. Затейливый язык Мура - пожалуй, основная причина, почему я до сих пор не сбежала от этого комикса прочь, теряя тапки. Ну, и любовь к викторианщине. В остальном же... Честно говоря, не очень понимаю, зачем было строить вокруг уайтчепельских убийств всю эту сложнейшую и совершенно бессмысленную маятникофукоподобную конструкцию. (И снова привет Костюкович).

@темы: книжное, комиксы, шутка-самосмейка

14:08 

флафф, некрофилия
Меня так пугает бесконечный поток новых книг Фрая, что я почти забыла, что его (ее?) книги - один из важных кирпичиков моего, ну, примерно всего, а "Энциклопедию мифов" вообще можно раскрыть в любом месте и... "увидеть себя как наяву".

Есть всего три подобающие темы для собеседников, у которых очень мало времени: смерть, сон и текст.
Смерть – наше общее будущее, от которого, пожалуй, никому не отвертеться.
Сон – самый общедоступный опыт небытия, но мало кому достает мужества признать эти путешествия на изнанку мира не менее важной частью жизни, чем бодрствование. (В самом деле, не странно ли, что всем без исключения необходимо ежедневно отлучаться из обитаемой реальности в какое-то иное пространство, но при этом каждый спешит пренебрежительно заверить остальных, что отлучки эти не имеют никакого значения, а сновидения бессмысленны и брать их в расчет – глупость, если не безумие?)
Текст – наша общая плоть; порой мне кажется, что ткань человечьего бытия соткана из той же материи, что и книги: из слов. (В начале было Слово, не так ли? – и еще вопрос, воспоследовало ли за ним Дело, или было решено, что сойдет и так…)
И есть три вещи, о которых не следует говорить ни при каких обстоятельствах, даже тем, кто уверен, будто времени впереди хоть отбавляй: любовь, свобода и чужая глупость.
О любви следует молчать, поскольку скудный набор слов, предназначенных для ее описания, изношен до дыр задолго до гибели динозавров, и теперь эти вербальные лохмотья способны лишь испортить впечатление, если не вовсе его загубить.
О свободе говорить и вовсе бессмысленно: никто толком не знает, что это такое, но всякий рад представиться крупным специалистом по данному вопросу. Среди любителей порассуждать на эту тему я не встречал ни единой души, имеющей хотя бы смутное представление о предмете разговора. Кто знает – молчит, пряча жуткое свое сокровище на самом дне глазных колодцев.
Что же до чужой глупости – предмет сей изучен нами даже слишком хорошо. Толковать о нем чрезвычайно приятно, но опасно, ибо слишком велик соблазн поверить, что сам ты и впрямь не таков, как прочие; нашептать себе, будто благополучно удаляешься на индивидуальной спасательной шлюпке от давшего течь «корабля дураков», на борту которого помещаемся мы все без исключения.
И есть еще одна тема, касаться которой то строго запрещено, то совершенно необходимо. Мы почти не смеем говорить о чудесном. Но иногда… о, иногда оно само заявляет о себе, не брезгуя никакими средствами оповещения. В том числе и нашими устами.

(с)

@темы: книжное, @

12:57 

флафф, некрофилия
А вот расскажу-ка я про работу, например.
Этой зимой я довольно много времени потратила на перевод комикса Алана Мура "Из ада". Помните, был такой фильм, где детектив-опиумист, которого играет Джонни Депп, ловит Джека Потрошителя. В комиксе-первоисточнике автор не делает секрета из личности Потрошителя - убийца известен буквально с первых глав. Комикс бесконечно далек от детективного жанра, совершенно лишен экшена, и Джонни Деппа вы не дождетесь. Зато тут имеются потоки рассуждений на всякие интеллектуальные темы, причем в таком обилии и разнообразии, как будто у Мура очень долго был недостаток в собеседниках и он устами своих героев (в первую очередь Потрошителя) решил пересказать все, что он успел прочитать и обмыслить за это время. Это абсолютно адская в плане языка и количества информации, которую надо перелопатить, вещь. Если я и умею что-то делать хорошо и даже отлично, так это пропускать через себя потоки информации, и если уж даже я жалуюсь, это говорит... О МНОГОМ. Открыв первую страницу, я вообще была как тот покемон с мема - "Сначала я ничего не понял... а потом я тоже ничего не понял". Впрочем, сами увидите, когда комикс выйдет.
Но я, собственно, вот о чем хотела рассказать. Свои монологи Потрошитель задвигает на весьма стильном фоне, поскольку дело, как все помнят, происходит в викторианской Англии. Если кто-то сомневался, что есть сеттинг более мерзостный и убогий, чем этот, автор быстро развеет эти сомнения. Мне очень нравится его скрупулезное внимание ко всем деталям эпохи. У меня есть другая любимая книга про викторианскую Англию и жизнь низших слоев общества - и в первую очередь проституток - "Багровый лепесток и белый", там автор тоже без всякой брезгливости рассказывает много интересных вещей, но "Из ада" ее переплюнула.
В общем, я просто хочу привести пару цитат из примечаний самого Мура к комиксу. Они прекрасные.

Флоренс Браво могла отравить своего мужа случайно, тайно подсыпая ему мышьяк в надежде заставить его чувствовать себя слишком плохо, чтобы принуждать ее к сексу. Этот подсыпаемый мужчинам яд, предтеча мужских оральных контрацептивов, был, по-видимому, очень популярен среди замужних женщин в этот период, когда роды чаще заканчивались смертельным исходом, чем отравление мышьяком.

В период, о котором идет речь, самый дешевый вид ночлега был именно таким, которым Полли пользуется здесь. За один пенни те, кто нуждался в отдыхе и крыше над головой, получали право спать, сидя в ряд у стены с веревкой для белья, натянутой поперек перед ними, чтобы они не падали вперед во сне. Наутро пробуждение обеспечивалось очень простым способом: смотритель ночлежки отвязывал один конец веревки, позволяя всем сидящим упасть. Именно отсюда произошло расхожее английское выражение: "Я так устал, что мог бы уснуть на бельевой веревке".

Слова Энни Чепмен о том, что она за день не ела ничего, кроме поломанного печенья, дают довольно правдивое и исчерпывающее представление о диете женщины Ист-Энда: джин и поломанное печенье. (Поломанное печенье, как вы можете догадаться, стоило дешевле, чем целое). Этот мрачный кусочек портрета того времени взят из «Лондона рабочих и бедняков» авторства Мэйхью (изд. Penguin, 1985).

Уильям Крук был отцом Энни, и, таким образом, дедом Алисы Маргарет. Но не являлся ли он одновременно и ее отцом? Из информации в свидетельстве о браке можно сделать вывод, что имеет место либо чудовищная канцелярская ошибка, либо инцест. Инцест среди низшего класса в викторианском Лондоне, к которому и принадлежали Энни и ее родители, был обычным явлением. Как ни ужасно это звучит, есть подозрения, что инцест был не просто повсеместно распространен, а почти неизбежен.

Цена разовой секс-услуги в викторианской Англии была действительно около трех пенсов. Чаще всего обмен денег на услугу осуществлялся у стены или забора, оба участника делали это стоя, так что эта услуга в просторечии называлась «стоя за три пенса».


И там такого вот очень много. Ну, и это я не касаюсь неаппетитных подробностей самих убийств, которые прокомментированы автором так же старательно.

@темы: книжное, комиксы

22:04 

флафф, некрофилия
У Валенте в "Сказках сироты" есть совершенно прелестный персонаж по имени Левкрота, он же Чудище :heart:

Последний юноша, явившийся к нам, вёл себя довольно нагло, будто алый плащ, украшенный золотыми кистями, давал ему на это право. Он тоже не почтил меня визитом, но, когда я появился перед ним, проявил любезность. А потом расстелил свой плащ на той скале и уселся, скрестив ноги, в равной степени желая подискутировать со мною и отрубить голову бедному Чудищу.
Я начал с самого простого, как ты сам убедишься:
– Итак, почему ты хочешь убить Чудище? Оно не одалживало у тебя меч и не забывало вернуть, не портило твой любимый портшез, вообще тебя не трогало!
– Я Принц, – ответил юноша с глуповатой уверенностью. – Функция Принца (А) – убивать монстров (В), восстанавливать порядок (С) и поддерживать стабильное количество дев (D). Если подставить производное от величины А (Принц) в уравнение y = BC + CD2 и приравнять всё к нулю, учитывая вершину параболы, а именно точку пересечения А (Принц) и B (Монстр), можно определить значение величины E, которая представляет собой стабильность в королевстве. Это сложно, если у вас есть карта под рукой, я лучше всё нарисую.
– Ох, мой мальчик, – сказал я после того, как он почти испортил одну из моих топографических карт, исписав её уравнениями. – Чудище не монстр. Он не глотает девушек, будто сэндвичи с огурцом, а ведёт себя как положено воспитанному Чудищу.
– Но ведь он весьма уродлив? – настаивал Принц.
– По мне, он славный парень, но некоторые могут счесть его невзрачным. Это да.
– И от него исходит смрад?
– Тут спорить с тобой не буду – с подветренной стороны лучше не становиться!
– И у него в самом деле жуткая челюсть из кости и большие высокие рога?
– Да-да, ты верно описал Чудище!
– Так он монстр! – радостно воскликнул Принц. – И я должен немедленно его прикончить. Формула действует!

*

Из дубовой рощи выскочило блистательное создание, одетое в восхитительные паршивые и завшивленные шкуры, с гривой наподобие яростного терновника. По всей видимости, у неё были сильные и гладкие бёдра, а лицо какой-то неизвестный мне мастер – настоящий художник! – прекраснейшим образом уничтожил, разбил на части, закрасил жирными чёрными мазками. Её запах прикончил бы стаю антилоп, случись им оказаться поблизости… Прогорклый пот, волокнистое мясо – запах голода, металлический и острый. Я вдохнул этот сладкий аромат, как пар от остывающих пирогов.
Чудесное видение вскочило на противного герцогского сынка, прижав его к мшистой земле. Женщина сидела на нем, тяжело дыша и обнюхивая его доспехи, как животное. Я с тоской вообразил себе вонь её дыхания – был уверен, что в ней окажется та особенная комбинация гнилого шпината и варёных яиц с глубокими нотами червивой древесины, о которой я так часто мечтал.

*

Болотный король плюнул и проворчал что-то вроде кхм-кхм со своего насеста.
– Я нахожу это весьма и весьма неприятным! – Он устремил на Чудище обвиняющий взгляд; его глаза сверкали как угри, хлещущие хвостами. – Эта жуткая женщина тебе понравилась! Ты счёл её красивой! Это противоестественно! Думаю, ты влюбился! Как отвратительно… Ты же знаешь, что другие монстры никогда не поддержали бы тебя. Дева-бестия – одно, но человеческая женщина?! Как бы там ни было, по-моему, она тебе нравится больше меня. Не припоминаю, чтобы ты мне предлагал свою шкуру, даже когда я хотел убить несчастную саламандру, причинившую множество проблем прошлой весной.
Чудище тотчас полезло мириться и легонько боднуло Болотного короля, испачкав густой кровью его жесткую бороду.
– Малыш! Ты же знаешь, что тебя я люблю больше всех. Я решил стать твоим придворным – твоим, а не чьим-нибудь. Она ничто, мимолётное увлечение, – да что там, и не увлечение вовсе! Я восхищался ею в эстетическом смысле, вот и всё! Не злись. И не завидуй ей. Ведь у нас с тобой полным-полно забот.

(c)

@темы: книжное, @

02:32 

lock Доступ к записи ограничен

флафф, некрофилия
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
04:48 

флафф, некрофилия




У "Пяти листьев" концовка точь-в-точь как в недавно прочитанном мною прекрасном, как я не знаю что, "Щегле" Донны Тартт: "в жизни, как известно, не бывает ничего ни до черноты плохого, ни до белизны хорошего, а потому снимай платочек, милый, зачехли топор, да давай-ка уже выпьем и поедим - не себя самих".
ОЧЕНЬ ЗДОРОВАЯ МОРАЛЬ. Нет, это не про то, что всех этих трагических и плохо кончивших персонажей (см. предыдущий пост) всего лишь надо было плотно накормить (хотя и про это немножко тоже).
И в последней серии наконец-то выпал снег - это, конечно, не диккенсовское Рождество, ангелом которого в конце "Щегла" предстает Борис, но вполне себе символ.

*

А это не про "Дом пяти листьев" уже, а про сюжетную симметрию в "Щегле": подумалось, что окутанные золотым светом идеальности призраки мамы и Пиппы четко противопоставлены темным и до ужаса живым и реальным фигурам отца и Бориса - мама с Пиппой как ангелы за правым плечом героя, отец и Борис - как черти за левым. И Тео не раз с горечью упоминает, что похож не на маму, как ему бы хотелось, а на отца (потому что он тоже - не мертвый, не выдуманный, настоящий, почему же еще). И всю дорогу кажется, что первые помогают Тео не терять свой свет, а вторые - тянут на дно (хотя со вторым утверждением можно поспорить, а первое уж точно неправда, но поверхностное впечатление именно такое), и как же ужасно хорошо, что Борис оказывается не чёртом, а эскапизм проигрывает реальности, которая, как выясняется, тоже может быть вполне себе сказочной иногда.
(Люблю Бориса).

@темы: движущиеся картинки, книжное

17:31 

oh don't ask why

флафф, некрофилия
Если бы меня попросили выбрать самый эротичный отрывок из всех миллионов и миллиардов текстов, написанных человечеством, это было бы, думаю, вот это

Ощутив натиск чувств, не в силах его сдержать, Дагни повернулась к двери машинного отделения, настежь распахнула ее и, пронзенная струей ставшего весомым звука, бросилась в недра грохочущего сердца локомотива.
На какое-то мгновение ей показалось, что она превратилась в единственное чувство — в обретший плоть слух, и слух этот сделался долгим, колеблющимся, падавшим и возраставшим воплем. Глядя на огромные генераторы в раскачивающейся, замкнутой металлической коробке, она подумала, что хотела видеть их, потому что переполнявшее ее чувство победы связано с этими машинами, с ее любовью к ним, со смыслом всей ее жизни — избранной ею работой. На пике этой бури эмоций Дагни буквально кожей почувствовала: она вот-вот поймет нечто доселе неизвестное ей, однако такое, что следовало знать. Она заливисто рассмеялась, но не услышала своего смеха; окружавший ее непрерывный рев не позволял слышать ничего иного.
— Линия Джона Голта! — крикнула Дагни только для того, чтобы не услышать ни единого слова, слетевшего с ее уст.
Она неторопливо шла вдоль моторного отсека — по узкому проходу между двигателями и стенкой, — чувствуя себя наглым, незваным гостем, вторгнувшимся во внутренний мир существа, под его серебряную шкуру, наблюдающим за жизнью, бившейся в серых металлических цилиндрах, изогнутых трубках, в кружении лопастей вентиляторов, укрытых металлической сеткой. Колоссальная сила, переполнявшая эти машины, по невидимым каналам перетекала к тонким стрелкам под стеклами циферблатов, к красным и зеленым огонькам, подмигивавшим на панелях, к высоким узким шкафам с надписью «Высокое напряжение».
«Почему, глядя на машины, я всегда ощущаю уверенность и радость?» — подумала Дагни. Огромные очертания их никак не вмещали в себя два нечеловеческих по своей природе понятия: беспричинно и бесцельно. Каждая деталь двигателей являла собой обретший материальный облик ответ на вопросы «Почему?» и «Зачем?» — как ступеньки ее жизни, курса, избранного той разновидностью разума, которую она почитала. Двигатели тепловоза были для нее моральным кодексом, воплощенным в стали.
Они живые, думала она, живые, потому что представляют собой физическую оболочку действия живой силы — разума, сумевшего постичь всю их сложность, придать ей цель, форму. На мгновение ей показалось, что двигатели стали прозрачными и что она видит их нервную систему. Сеть эта образовывалась связями, более сложными и значительными, чем просто провода и электрические контуры: рациональными связями, созданными человеческим разумом.
Они живые, думала она, и душа их управляет ими со стороны. И душа эта находится в каждом человеке, наделенном способностью быть на равных с машиной. Если душа эта исчезнет, остановятся и моторы, потому что именно она поддерживает их движение. Не нефть, текущая в трубопроводах под ее ногами, ведь нефть вновь станет тогда простым минералом; не стальные цилиндры, которым суждено тогда превратиться в пятна ржавчины на стенах пещер новых дикарей… Нет, именно душа — сила живого ума, сила мысли, выбора и цели.
Дагни повернула обратно к кабине; ей хотелось смеяться, преклонить колени, воздеть к небу руки, дабы выпустить на свободу то, что переполняло ее, но она понимала при этом, что чувству ее нет и не может быть выражения.
Она замерла на месте. На ступеньках перед дверью кабины стоял Риарден. Он смотрел на нее так, словно знал, зачем она здесь, знал, что с ней происходит. Оба они недвижно застыли, воплотились во взгляд, соединивший их в узком коридоре. Наполнявшее ее биение — биение моторов — исходило и от него; грохочущий ритм лишил ее воли. Не произнеся ни слова, оба они вернулись в кабину, зная, что память о пережитом мгновении останется с ними.
(с)

@темы: книжное, @

18:52 

флафф, некрофилия
Я подбила Мемфис на просмотр Bungou Stray Dogs и нашла ссылку на разборы серий начиная с самой первой, чтобы создать иллюзию, что это я знакомлю человека с японской литературой, а не утягиваю на яойное днище. Впрочем, авторша этих обзоров, как и я, шипперит Дадзая и Накахару, ха-ха.

Заодно покажу милый момент из совершенно другой манги, где тоже обыгрывался рассказ Накадзимы про тигра.
(Тот факт, что писатель Ацуси Накадзима ассоциируется у меня в первую очередь с гаремной мангой - он... ну, наверное, НЕМНОГО ОПЕЧАЛИЛ бы моих институтских преподавателей. Но не все так плохо, теперь он еще вот с мальчонкой из "Бунго" будет ассоциироваться).
А шутка кажется мне смешной, потому что, во-первых, я тут очень узнаю себя в институтские годы в моменты горения по какой-то неведомой литературной/исторической ебанине, когда кажется, что ты лучше всех знаешь, как все было, а преподы нифига не шарят, а во-вторых, про помощь и самоуничижение прекрасно же. Ну, знаете, в ключе "вроде поржал, а на самом деле хочешь побиться головой о стену и умереть"

читать дальше

@темы: шутка-самосмейка, комиксы, книжное, движущиеся картинки

18:24 

флафф, некрофилия
Перечитала Релоад. Из темы противостояния ёкаев и людей можно было выжать гораздо больше драмы в духе "mutant and proud", Хейзел и его сюжетная арка вся какая-то очень мутная, и по большому счету все, что там есть хорошего - это появление Укоку в самом конце. Релоад еще и страшно затянутый по сравнению с концентрированностью Генсомадена. Но не жалею, что потратила время на перечитывание. Там есть момент, который в юности казался мне неуместно взрослым, ебанически жизненным и грустным. "Саюки" всегда были для меня важной точкой опоры. Есть такие тайтлы, как "Пунпун", после которого хочется просто выйти в окно, а Саюки всегда были для меня другой стороной гриба, которую кусаешь, чтобы хотелось жить, не сдаваться и все такое. И тут вдруг вот это. Нынешняя я уже успела столкнуться с парой ситуацией, про которые думалось, что я не прощу такого никому, никогда и ни за что. Сейчас я уже готова принять факт, что все - в том числе и я - иногда бывают слабыми и делают ошибки (ок, ОЧЕНЬ СЕРЬЕЗНЫЕ ошибки, ну так это же манга - любую ситуацию надо докрутить до пиздеца), лучше научилась оценивать свои и чужие возможности и стараюсь не требовать от людей того, что они могут не выполнить. Так что теперь воспринимаю этот момент без "что это было вообще, да ну нахуй".
И концовка там все такая же чудесная, ыыы.

Еще я прочитала тьму фиков и под конец меня начало не на шутку раздражать, что в половине из них (той половине, которая претендует на романтоту) обсасывается тема 無一物, "освобождения от уз", которое всю дорогу пропагандируется в манге. Авторы фиков такие: "Что, думали, вы друг другу не нужны? А на самом деле очень даже нужны, ха-ха!". Как будто персонажи сами не в курсе и только благодаря этим фичкам у них открываются глаза.
Я вот думаю, что "освобождение от уз" имеет кое-что общее с "Атлантом", ну, вот это всё - "Клянусь своей жизнью и любовью к ней, что никогда не буду жить ради другого человека и никогда не попрошу другого человека жить ради меня".
Во второй книге есть место, где Риардена шантажируют, прося секрет его сплава в обмен на то, что его отношения с Дагни сохранят в секрете и Дагни не пострадает. И Риарден несколько страниц подряд думает, укладывается ли его желание спасти Дагни в его жизненную философию. И он там как-то туповато оправдывает себя с помощью очередной порции самобичевания (я даже специально нашла это место в книге: "Глядя на сертификат, он думал: «Дагни, ты не позволила бы мне сделать это, если бы узнала; ты будешь ненавидеть меня за это, но я не могу позволить тебе платить по моим долгам. Вина на мне, и я не позволю, чтобы наказание за нее коснулось тебя»." )
Короче, я не вижу тут никакого особенного противоречия, не вижу ничего неправильного в том, чтобы иногда чем-то жертвовать ради любимых людей. Слово "жертвовать" тут не очень к месту, потому что это не жертва - это скорее необходимость взвесить две ценности, которые по несчастливому стечению обстоятельств нельзя иметь одновременно, и выбрать одну. Благополучие Дагни Риардену ценнее, чем риарден-металл. Почему бы и нет? Способность привязываться к другому человеку (не из-за гормонов, не из-за ожиданий социума, не из-за страха одиночества, не по долгу родства - или способность вычленять это главное чувство, отделив от всей шелухи, любить другого человека за его ум, доброту, силу, воображение и другие достоинства, так, как сущность любит сущность) - это один из немногих видов магии, которые доступны нам, магглам. И она же - самое эгоистичное чувство на свете, и забота о близких людях - которых ты выбрал сам ради своего собственного счастья - она в первую очередь ради себя. "Muichimotsu" не значит не иметь любимых людей. Это значит периодически напоминать себе, что твоя единственная ценность - это ты сам, не иметь иллюзий и не тащить за собой из ложного благородства людей, которых не уважаешь, и отношения, в которых дебет не сходится с кредитом. Ну, примерно как брата Дагни или родню Риардена в "Атланте".
Ха, прошло десять лет, а я все еще обдумываю эту мангу так серьезно.

Чтобы немного разбавить серьезность, поговорим о кинках. Растительные тентакли татуировки Хаккая, конечно, прекрасны, я уже успела забыть, как фетишистки это выглядит - Релоад можно только ради них читать. В манге Хаккай как-то больше, чем в экранизациях, в гармонии с самим собой, и даже в самые критические моменты себя контролирует (в отличие от Гоку), какую бы пургу не несли на эту тему сами персонажи. Даже не знаю, есть ли что-то более кинковое, чем когда персонаж способен выпустить на волю свою темную сторону и остановиться точно в нужный момент - балансируя на самой грани, но не переходя ее, и даже превращаясь в чудовище, всегда сохранять какую-то внутреннюю сосредоточенность и, э-э, интеллигентность. (Говорю сейчас как типичный БДСМщик, но на самом деле я не он, кинкуют-то именно опасные ситуации, а не игра в них).

@темы: комиксы, книжное, движущиеся картинки, fangirl mode ON, самозакапывание

15:28 

Bungou Stray Dogs

флафф, некрофилия
Хочу воспеть оду чудному жанру "яой без яоя" - ну, знаете, когда сюжет не подвезли, зато зрителям/читателям предлагается шведский стол из бисёнэнов на любой вкус и цвет, и за кадром как будто бы осталась куча порева, которое зрителям не показывают из каких-то извращенных соображений морали и нравственности, НО МЫ-ТО ЗНАЕМ. Не очень понятно, о чем вообще это всё и зачем, но искрящие диалоги и тележка фансервиса решают.
В Bungou Stray Dogs помимо перечисленного есть еще отсылки к японской и не только литературе, чтобы не было совсем уж стыдно это смотреть/читать. Лучше даже вот так сформулировать: в Bungou Stray Dogs нет вообще ничего, кроме отсылок и фансервиса.
("Окей гугл, почему каждое утро я чувствую себя Дадзаем? Окей гугл где найти красавицу для двойного самоубийства? Окей гугл, что делать, если хочешь предложить двойной суицид прекрасному человеку, но единственный прекрасный человек - это ты?" ©)
Окей гугл, как объяснить своим бывшим преподавателям, что бесстыдно шипперишь двух японских писателей, которые тебе даже не нравятся?
Окей гугл, почему у персонажей такие карикатурные образы и суперсилы, как будто сценарист прогуливал японскую литературу в институте так же часто, как и я? Риалли, кто-нибудь вообще что-нибудь знает про Ацуси Накадзиму кроме того рассказа про тигра, а про Накахару Тюю - кроме стишочка про мутную печаль? Вот и я - нет.)

И наконец, в Bungou Stray Dogs есть напобаль (или что-то типа того - я не задавалась целью типировать героев), прекрасный, как осенний рассвет в горах в Японии. Это так жизненно, я ржала, как конище. И да, мне правда нравится эта пара.

...И вы, конечно, извините, но фраза "я ищу половину для двойного самоубийства" теперь будет моей любимой фразой для подката. :3



А еще придется читать мангу, потому что там есть Юмэно Кюсаку (его прообраз - тот странный чувак, который написал "Догра-Магру", кстати), и вы только посмотрите на этот кусочек прелести. Он немного уравновешивает тот печальный факт, что Кэндзи Миядзава, главная любовь моей юности, волею сценариста превратился в этом аниме в ходячий пиздец.




@темы: шутка-самосмейка, книжное, движущиеся картинки

21:37 

флафф, некрофилия
Тут, кстати, чудесная Настя Завозова пишет, что в мае выходит русский перевод "Волшебников" - да-да, это книжный первоисточник того самого сериала, про который я недавно писала: где есть мое альтер-эго Элиот, Волдеморт-педофил и много бессмысленных вещей типа АНТАРКТИДА МАЯКОВСКИЙ ВОДКА ЗАБИВАЕМ ГВОЗДИ ЕБЁМСЯ ЛИСАМИ ЛЕТАЕМ ГУСЯМИ (спасибо, Мемфис, за дивно точный пересказ, и это, кстати, описание всего лишь одной серии).

...Гроссмановская трилогия стала огромным резонансным событием в пост-поттеровском мире, когда все приключения внезапно кончились, мальчик победил зло и женился (и это оказались разные люди), и вот эта огромная, почти что осязаемая тоска по закончившейся сказке как-то вся солью фанатских слез кристаллизовалась в книжках Гроссмана. Не то чтобы там был один кровавый послед от «Гарри Поттера», нет — там действительно весь книжный шкаф слоеным литературным тортом: внизу «Хроники Нарнии» и поттериана, сливочки от «Тайной истории» и вишенкой на торте — Брет Истон Эллис с Джорджем Мартином, в том смысле, что только расслабишься, как кому-нибудь руки по всю жизнь оторвет. Однако несмотря на все слои прошлого волшебного письма, у Гроссмана в трилогии есть два очень, очень здоровых смысловых посыла, за которые я не устаю его любить.
Первое — если тебе все время кажется, что у соседа в носу и волосы гуще, и сопли зеленее, а сам ты считаешь, что у тебя жизнь не удалась, потому что письмо из Хогвартса не пришло и, ну, не знаю там, сиськи не выросли, то проблемы не у Хогвартса и не у сисек — проблемы у тебя, и даже если тебе дадут волшебную палочку и четвертый размер, ты и палочку сломаешь, и осанку испортишь.
И второе — наш мир тоже волшебный, хотя бы потому что в нем есть «Хроники Нарнии» (и Донна Тартт, это я уже добавлю от себя).
Так вот, несмотря на то, что вся гроссмановская трилогия об обучении группы декадентствующих подростков в школе магии и волшебства пестрит логическими прорехами и настойчивыми оммажами во всю сторону, есть в ней здоровая искренность и узнаваемое восхищение человека, который очень-очень любил читать, да так, что потом сел и написал об этом книжку.
...
И что там дальше, состоится ли триумфальное возвращение задротов в Филлори — истинный заповедник неудачников, где хоть с магией, хоть без магии, а вся радость существования «не здесь» заключается в том, что ты выписываешь себе карт-бланш сидеть на попе ровно и не стирать носки — уже не так важно, потому что еще задолго до финала Гроссман проговаривает все важные мысли, которые должен подумать каждый одиннадцатилетний волшебник до того, как он бросится с моста в Хогвартс. А проговаривает он то, что волшебство — это тебе не сгущенка, не маноло бланики, не мужик с крепкой самооценкой в трусах и не молчаливая вечно молодая женщина. В общем, не что-то такое, что ты можешь пойти, купить и стать счастливым. Потому что если ты не можешь быть счастливым без всего этого, если думаешь, что нацепишь на себя мантию-невидимку, взмахнешь палочкой и у тебя в мгновение ока пройдут прыщи и девственность, то — нет, не пройдут. Или хуже того — пройдут, но мимо, пока ты бегаешь по всему миру за драконом, чтобы пристрелить его из лука, а лук запостить в инстаграм.


Ну вы поняли, надо читать, потому что в сериале от этих хороших и очень нужных таким людям, как мы с вами, мыслей не осталось примерно ничего.

@темы: сериалы, книжное

11:47 

флафф, некрофилия
Красивые образы:

11.02.2016 в 15:11
Пишет Jeanne dArc:

HUFFLEPUFF AESTHETIC: sitting after a long day; pulling your blanket back on when it falls off in the night; broken cinnamon sticks; jumpers that are too big; putting on warm socks; your pet resting their head on your lap; butterfly kisses; extra creamy hot chocolate; humming in the morning;
GRYFFINDOR AESTHETIC: being breathless after running; spinning fast on office chairs; untying your hair; having dirty feet; finishing big breakfast; holding hands; fire crackling; having red lips from berries; burning the tips of your fingers on hot drinks; brushing your hands through fur;
SLYTHERIN AESTHETIC: making perfect paper creases; sucking on ice; rooms with high ceilings; looking up at the stars; getting up for a drink of water at night; brushing your hair behind your ears; heels clicking on polished floors; dancing home alone; driving fast; jumping high on trampolines; charcoal on fingers; blasting music on headphones; being light-headed after a sleep in;
RAVENCLAW AESTHETIC: covering your eyes with your hair; cold wind on your face; brushed teeth; finishing a long book series; wearing extravagant clothes at home for no reason; sipping lemonade through straws; multi-tasking; hot showers; staying up late; quiet music; the taste of mint; perfectly sharpened pencils;

(x)

URL записи

*

Не в тему, но мне всегда было трудно причислить себя к одному из этих четырех факультетов (не будем сейчас говорить о том, что это разделение само по себе довольно странное).

Моя внутренняя вечная девочка-гот, конечно, мечтает о Слизерине, но в Слизерин меня бы вряд ли взяли: я не создана для интриг и манипулирования людьми. У меня и руководить-то получается плохо. Теоретически я, наверное, могу выстроить какую-нибудь схему манипуляции, но не знаю, зачем бы это могло бы мне понадобиться. (Это, по-моему, один из самых сложных вопросов на свете: зачем? зачем вообще это все? Как только находишь ответ на этот вопрос, оказывается, что все достижимо.)

Моя кристальная уверенность в том, что уж я-то точно попала бы в Рейвенкло, треснула когда-то на третьем курсе. Увы, я училась не в Хогвартсе, а в Восточном институте, и к этому времени чистая радость учебы улетучилась, стало скучно и трудно. (Дома у меня все тоже было непросто, но у каждого найдутся оправдания). На четвертом курсе у меня совсем не осталось времени на институт из-за работы в КА. Я хорошо помню момент, когда моя рейвенкловская мечта о научной карьере разбилась на мелкие осколки: преподаватель по фамилии Климов - наш местный Снейп, бесчеловечно нас мучивший, но, возможно, лучший учитель из всех - однажды после пары подошел ко мне и серьезно сказал:
- Вы понимаете, что на одном таланте к языкам далеко не уедешь? Чтобы стать настоящим японистом, надо работать. Сколько вы занимаетесь дома? Нисколько? А надо - по несколько часов в день. Японский - это то, чем приходится заниматься всю жизнь. Каждый день.
Я не нашлась, что ответить. Не знаю, на какую реакцию он рассчитывал, и не то чтобы мне сказали об этом впервые, но в такой формулировке это была одна из самых страшных вещей, что я когда-либо слышала. Всю жизнь. Каждый день.
Климов с саркастической добротой добавил:
- Впрочем, возможно, вас возьмут работать в какое-нибудь захудалое издательство.
У меня хватило глупости начать спорить и сообщить не только то, что я уже работаю в не таком уж и захудалом издательстве, но и то, что там же не гнушается работать под моим руководством одна из его коллег, преподававшая у нас, кажется, деловой японский. (Наши отношения с ней были сложными - я пыталась от нее избавиться, она люто ненавидела меня за то, что я ругаю и жестоко правлю ее переводы - действительно довольно ужасные, - и из-за всей этой путаницы в иерархии я предпочитала вообще не ходить на ее уроки, поэтому не помню, какой именно предмет она вела.)
Что я из всего этого вынесла? Моя рейвенкловская мечта разбилась, но это чувство не было неприятным. У меня тогда не было уверенности в том, чем я хочу заниматься в будущем, но я точно знала, что хочу делать то, что мне нравится и что интересно, и зарабатывать достаточно, чтобы сделать свою жизнь комфортной и, в частности, иметь возможность подбирать свое окружение таким образом, чтобы обеспечивать себе как можно меньше всплесков мизантропии. ("True success is figuring out your life and career so you never have to be around jerks".) Будущее переводчика и преподавателя - то есть, работа по графику, маленькая зарплата, бесячие ученики, а также то чудовищное всю жизнь, каждый день - в эти критерии никак не вписывалось. Также в качестве примера завидного будущего мне указывали на пару выпускниц нашего института, которые уехали в Японию и занимались там каким-то унылым офисным трудом в фирме Сато-сана, который читал нам курс современной японской экономики. Вряд ли стоит говорить, что вариант "взамуж" и то казался мне менее пугающим. Это был диалог слепого с глухим.
Поэтому, когда в конце того самого трудного четвертого курса наш китаист влепил мне тройку по китайскому, с моих щек скатилась разве что пара скупых мужских слезинок, а когда на пятом курсе ректор однажды решил пристыдить наш курс, созвал всех и объявил, что он, хоть и выдаст нам дипломы из жалости, не видит в нас Избранных, с которыми он хотел бы в будущем заниматься Наукой, это тем более не произвело на меня такого уж большого впечатления. Хотя пара моих однокурсниц, помню, плакали.

С тех пор прошло много времени, а я до сих пор не особенно понимаю, чем хочу заниматься в будущем, хотя критерии не очень сильно изменились. Потихоньку подбираюсь к мысли о собственном бизнесе, но пока вижу слишком много разных "но".
И, как и тогда, я довольно часто думаю о разнице между интеллектом и практическим применением ума и знаний.

Возвращаясь к посту про ГПиМРМ: я могу сколько угодно рассуждать о том, что этот фанфик умнее, чем роулинговские книги про ГП, или что персонажи там прописаны лучше, но я осознаю, что ГПиМРМ никогда не заработает и тысячной доли популярности книг Роулинг. Так что в определенном смысле, конечно, намного умнее именно оригинальные книги про ГП. И даже книги Дарьи Донцовой - и те умнее. Популярное не обязательно должно быть плохим, но мне кажется, что за каждой сверхпопулярной вещью - из тех, о которых я говорила в предыдущем посте, которые формируют умы целого поколения - кроется сложный математический подсчет: сделать их достаточно умными, чтобы произвести на людей впечатление, но достаточно глупыми, чтобы не отпугнуть. Люди любят ругать "тупой Голливуд", но не любят сложные вещи и отходить от своих привычных установок - тоже. Ну, то есть в случае ГП, например, если бы протагонистом была девочка, или если бы основной конфликт был менее черно-белым, аудитория была бы гораздо меньше.
И в том, чтобы создать что-то такое же популярное, главной сложностью мне представляется именно это: пересилить себя и делать то, что "схавают", а не то, что хочется. И даже транслируя то, что ты считаешь правильным и важным, делать уступки глупости читателей и зрителей. Я вижу в этом неуважение к самой себе, даже если это касается мелочей.
Тони Старк мог бы всю жизнь быть тихим ученым, изучающим теорию струн, но в начале своей истории он миллиардер, который тратит свою гениальность на то, чтобы делать и продавать оружие. Привлекательным персонажем он становится именно тогда, когда он находит способ применить свои способности к чему-то другому - к тому, что кажется ему правильным и к тому же дает ему реализовать весь свой потенциал.
Это, конечно, идеальный вариант - внезапно осознать, чего именно ты хочешь, и стать Железным Человеком, но не очень реалистичный: просто потому что большинство людей начинают задумываться о таких вещах раньше, чем жизнь заставляет вставить возле сердца ядерный реактор и собрать супергеройский костюм.
Вариант с тихим ученым, изучающим теорию струн - то есть когда делаешь что-то узкоспециальное, непонятное и бесполезное в глазах большинства людей, но то, что тебе нравится и позволяет расти над собой, и твой труд адресован тем, кто способен оценить его по достоинству, - кажется мне предпочтительнее того труда, который не дает тебе возможности себя уважать и не дает возможности раскрыть свой потенциал полностью. Даже если решить, что миллиардное состояние - достойная награда за насилие над собой, остается главный вопрос - для кого ты это делаешь. Когда вкладываешь в уста протагонистов книги мысли, с которыми не согласен, кому ты их адресуешь? Даже если исходить из установки, что все, что ты делаешь, ты делаешь ради себя, и говоря с другими людьми, говоришь с собой, этот вопрос тоже никуда не девается. С кем именно ты говоришь? С той собой, которой хотела бы стать - или с той, чьей глупости приходится делать уступку, с той, кого не уважаешь?

("— Когда вы гордились рельсами ветки «Линия Джона Голта», — размеренный ритм голоса Франсиско придавал жестокую ясность его словам, — о каких людях вы думали? Хотели ли вы видеть, что дорогой пользуются равные вам люди — гиганты промышленности и энергетики, например Эллис Уайэтт, которому она помогла достичь еще больших успехов?
— Да, — с готовностью ответил Риарден.
— Вы хотели бы видеть, что ею пользуются люди, не обладающие такой же мощью интеллекта, но равные вам в моральной устойчивости, люди вроде Эдди Уиллерса, не имеющие отношения к производству металла, но работающие честно, упорно, как вы сами? И, передвигаясь по вашим рельсам, молча и коротко благодарят человека, который дал им больше, чем они могли бы дать ему?
— Да, — мягко ответил Риарден.
— А хотели ли бы вы видеть, что ею пользуются скулящие подонки, не совершающие усилий, не способные выполнить даже простейшую работу канцелярского служащего, но требующие дохода президента компании; плывущие по течению от поражения к поражению и ожидающие, что вы оплатите их счета; те, кто приравнивает свои желания к вашей работе, а свои потребности считает наивысшими притязаниями, достойными наград, превышающих ваши труды. Те, кто требует, чтобы вы им служили, чтобы служение им стало целью вашей жизни; которые настаивают, чтобы ваша сила стала бессловесным, бесправным, бесплатным рабом их бессилия, кто объявляет, что вы обречены на крепостную зависимость самим вашим гением, в то время как они рождены управлять, обладая даром некомпетентности; что вы существуете, чтобы давать, а они — чтобы брать, что вы должны производить, а они — потреблять, что вас не нужно вознаграждать ни материально, ни духовно, ни богатством, ни признанием, ни уважением, ни благодарностью. А они будут ездить по вашим рельсам и фыркать на вас и клясть вас, потому что они не должны вам ничего, они даже не потрудятся снять перед вами шляпу, за которую вы же и заплатили? Вы этого хотели? Вы будете гордиться этим?
— Я лучше взорву свои рельсы, — побелевшими губами ответил Риарден").


Так что, возможно, во мне до сих пор есть маленькая частичка гриффиндорки. Или даже хаффлпаффки. Крошечная, но все же.

@темы: самозакапывание, книжное, жизнь лицом назад, альма матерь

09:12 

флафф, некрофилия
Фанфики пишутся по самым разным причинам: это может быть незатейливое желание уложить Гарри Поттера в одну постель с Драко Малфоем, это может быть выраженная в художественной форме рефлексия по поводу кого-то из героев или самого произведения - или рефлексия по поводу чего угодно другого, когда произведение и персонажи просто служат инструментами. (К примеру, мне вспоминается фанфик по "Людям Икс" авторства andre; "Секс", который, как я сейчас понимаю, представляет собой выжимку из философии объективизма и который я рекомендую всем, для кого "Атлант" слишком длинный, или кому не близка тема железных дорог, или кому трудно проникнуться этой философией, когда ее постулаты вложены исключительно в уста гениальных изобретателей-миллиардеров-шикарных златокудрых голубоглазых арийцев. К слову, он написан намного лучшим языком, чем речь Джона Голта.)

И еще одной причиной для написания фанфика может быть недовольство и желание что-то улучшить. Когда вроде бы и понимаешь, что объективно вещь не так уж хороша, но что-то в тебе срезонировало - и этот мир стал объемным, а персонажи - живыми. Ты продолжаешь видеть миллион недостатков, на которые не можешь закрыть глаза, ты, возможно, даже осознаешь, что мир и герои в твоей голове имеют все меньше отношения к своим книжным/сериальным прообразам, но они уже в тебе отозвались, и забыть об этом и выгнать их из головы невозможно. Но никто не мешает представлять, каким бы был этот мир - настоящий, правильный, трехмерный - и как бы взаимодействовали герои, если бы были такими, как в твоей голове. Позволю себе процитировать свой собственный пост про фандомы, написанный черт-те сколько времени назад:
Можно тихо и преданно любить всю жизнь какие-нибудь хорошие книги, и они не будут мешать тебе функционировать; а потом появляется какая-нибудь дрянная книжонка писателя, которого ты презираешь, и пристаёт как говно к ботинку. И вот ты шпионом пробираешься в эту реальность, чтобы поменять всё, что тебе в ней не по вкусу (что-нибудь обязательно должно быть не по вкусу, это почти обязательное условие), и погружаешься в неё всё глубже и глубже. Она становится той самой зелёной обезьяной, о которой невозможно не думать.
Желание что-то улучшить в полюбившихся мне мирах - это чувство, с которым я живу всю жизнь. Оптимизация чужих выдуманных вселенных - вот что я бы написала на моей страничке в контакте в графе "профессия", если бы не была так ленива и занималась этой оптимизацией где-то помимо своей головы.

К счастью, есть авторы, которые достаточно трудолюбивы, чтобы перенести это на бумагу.
Один из таких авторов - Элиезер Юдковски, молодой американский ученый, написавший книгу "Гарри Поттер и методы рационального мышления", толстенный кирпич в 122 главы. Я не знаю, задавался ли он именно этой целью - сделать чужую вселенную трехмерной, а персонажей - достойными любви. Но получилось у него прекрасно.
Это довольно известный фанфик, и я пыталась читать ее раньше, но в прошлый раз он создал у меня впечатление довольно глупого умничания и не особенно удачного стеба и вызвал скорее раздражение - в общем, в тот раз я просто прочитала слишком мало, потому что на самом деле это очень добрая книга.
Слава богу, недавно мне снова о ней напомнили, потому что Юдковски наконец-то дописал, а переводчики допереводили этот талмуд, и слава богу, что в этот раз у меня хватило ума вовремя заметить, что автор не стебется и не хвастается собственным умом и знаниями. (Ну ладно, иногда - хвастается. В начале книги переусложнённость текста научными рассуждениями и деревянными монологами особенно бросается в глаза. После Айн Рэнд, конечно, это уже не очень смущает, но все же художественная литература на то и художественная, чтобы доносить идеи на примерах, а не в виде лекций... Но чем дальше, тем лучше пишет автор). Но в целом Юдковски играет на том же поле, что и Роулинг - то есть говорит о Великих Ценностях и Вечных Истинах - и побеждает. У Юдковского обретает наполнение все, что у Роулинг выглядит как бессмысленная банальность: например, то, почему Гарри и Волдеморт - почти отражение друг друга, и почему все-таки при этом один герой, а другой - злодей.

Хваля фанфикеров, я не пытаюсь принизить Роулинг, честно: какой угодно мощный интеллект и начитанность не заменят богатство фантазии и литературный талант настоящего автора.
Не так давно я недавно наткнулась на какую-то статью про комиксы про девушек, и там было про "Сэйлор Мун", и автор писал что-то вроде: "Если бы не СМ, меня бы тут не было и вас бы тут не было, что еще сказать?". И я подумала: черт, а ведь так и есть - если бы в моем детстве не было СМ, я бы не пошла учиться в Восточный, не работала бы сейчас в издательстве комиксов, дружила с совсем другими людьми, не вела бы этот дневник. Вся моя жизнь была бы совсем другой, просто пошла бы по совершенно другому пути, который, возможно, был бы не хуже, но я даже не могу себе его представить. И есть целое поколение точно таких же, как я, людей по всей планете. Наиболее талантливая часть этого поколения сейчас, впитав и переосмыслив все это, снимает "Стивена Юниверса", "Стар против сил зла" и тому подобное.
И еще я подумала - как было бы круто сделать что-то хоть немного соизмеримое по масштабу. Как СМ, как Средиземье, как "Доктор Кто".
Как "Гарри Поттер".
Извините, я перепрыгиваю с темы на тему. Короче говоря, создать что-то такое, что сформирует жизнь целого поколения (а скорее всего, гораздо больше, чем одного) - это бесконечно круто. И если я и завидую кому-то страшной черной завистью, то Роулинг, а не Юдковски.

Но и фантазия, к сожалению, не заменяет интеллект.
Мир ГП был одним из важных кирпичиков моей юности - я взрослела параллельно Гарри, но все-таки, видимо, была значительно старше, чем нужно, чтобы воспринимать эти книги правильно: первые книги грели меня, как какао к зефирками (от какао с зефирками, знаете ли, не требуешь какой-то особенной логичности), но к последним, которые пытались быть серьезными, я уже видела в этом мире слишком много неувязок и банальностей и все больше разочаровывалась.
Я довольно спокойно отношусь к неувязкам в сюжете и мироустройстве (а вот Юдковски в ГП прикопался ко всему!), но было грустно видеть, что некоторые авторы в самом деле не понимают собственных персонажей и затыкают им рот, когда те пытаются выйти за рамки навязанного им шаблона - как было с Гермионой. Или отказывают в праве думать и меняться, и вообще жестоки к ним настолько, что вся жизнь персонажа сводится к некоей одной, важнейшей его функции - как со Снейпом. (Ведь история с Лили не мне одной кажется сентиментальной чушью?) Те герои, которых я люблю - мои многочисленные воображаемые друзья: Гермиона, Снейп, Луна, Драко, близнецы Уизли - у фанфикеров часто раскрыты значительно лучше, чем у самой Роулинг. Парадоксально, но факт. (И если вы совсем далеки от мира фанфиков и то, что я сейчас пишу, кажется вам диким, объясняю: фандом ГП такой огромный, что в нем чисто статистически должно быть некоторое количество людей, которые хорошо - действительно хорошо - пишут. И они есть.)
И это одна из причин, почему мы читаем фанфики: ищем подтверждения тому, что поняли все правильно и другие видят мир и персонажей... нет, не точно так же, как ты, потому что это невозможно, да и ненужно; скорее, что они тоже пытаются найти в них то настоящее, что в тебе отозвалось, то, за что ты все это когда-то полюбила.
В "Методах рационального мышления" потрясающий Дамблдор. Потрясающая Гермиона. Потрясающий Драко. Про Снейпа, увы, не могу сказать того же, но считаю, Юдковски обошелся с ним честнее и добрее, чем Роулинг. Кажется, Снейп из моей головы (который в первую очередь умнейший человек и первоклассный учитель, а не поставивший на себе крест мужик, который до сих пор страдает по школьнице, бросившей его много лет назад) - это в "Методах рационального мышления" Квиррелл.
Ну и Гарри тут тоже потрясающий: он поначалу кажется крутым, как яйца страуса, и ты скептически думаешь, что это как-то слишком - куда еще ему расти, такому великолепному? это ведь не история о том, как легко быть крутым, когда все остальные персонажи дурачки? - и нет, оказывается, что другие персонажи не дурачки и Гарри еще как есть, куда расти.
И Волдеморт у Юдковского потрясающий и очень верибельный. Я, как и Гарри, всю дорогу старалась загнать все довольно очевидные указания куда-то в область слепого пятна и очень старательно выискивала в тексте намеки на какой-то другой будущий финал, потому что знала, что то, что должно случиться, разобьет мне сердце. Но Юдковски сделал все правильно: сначала разбил мне сердце, а потом склеил. И если я скажу еще хоть слово, это точно будет спойлер.

А еще, когда Гарри в конце оказался в совершенно, на первый взгляд, безвыходной ситуации, автор обратился к читателям, предложив им изобрести способ его спасти за довольно ограниченное время, иначе Гарри умрет - и они нашли, и вот это действительно магия.

Короче, я читала этот фанфик, бросив дела и вставив спички в глаза, потому что оторваться было почти невозможно, а закончив последнюю главу, снова вернулась к первой, и теперь наслаждаюсь двойным дном каждой сцены и диалога.

@темы: книжное

00:17 

флафф, некрофилия
Я все хотела написать про "Атланта", про третью книгу в частности, потому что никак не могу перестать о ней думать.
содержит спойлеры

Кстати, забавный факт: в недавней экранизации "Атланта" Дагни играет актриса, которую большинство знают по роли Пайпер в сериале "Оранжевый - новый черный". При всей моей любви к "Оранжевому", мне кажется, это ужасный каст на роль Дагни.
Стала думать, как я представляю себе Дагни, и первым в голову пришло это:



И я на 90% уверена, что Кену Левину приходила в голову эта ассоциация.))

@темы: книжное

04:52 

И опять про "Атланта"

флафф, некрофилия
Тем временем я продолжаю тихо фанатеть от 1500-страничного фанфика про железнодорожников, металлодобытчиков и сталелитейщиков.

Вот тут Heavy Rain высказал мнение, что это "роман про бабу, которую все хотят" (я как раз дошла до встречи с Джоном Голтом, где книга становится совсем уж неприличной), и хоть это замечание не без здравого зерна, у меня есть что ему противопоставить!)

читать дальше



Зачитала эту подборку другу, спросила:
- Ты понял, что речь о взаимном уважении двух великих капиталистов?
- Нет. Звучит как типичная пидарасня.
:gigi:

На самом деле я искренне болею за Франсиско и Дагни, просто тут вся книга такая, что ships sail themselves. Мне ужасно нравится Франсиско и примерно так же сильно я не люблю Риардена. Впрочем, Риарден в романе единственный персонаж в развитии, который терзается какими-то противоречиями и задается какими-то вопросами - остальные уже давно постигли философию Айн Рэнд и просто выдают время от времени деревянные монологи-манифесты на 20 страниц.
(Прекрасные, впрочем, монологи, которые хочется выписывать в блокнот и цитировать друзьям. И кое-что, представляете, действительно выписываю.
Кто бы что ни говорил, я люблю эту книгу. Она так хороша, что может позволить себе быть ужасно написанной).
Кстати, забавно, что именно Франсиско д’Анкония читает Риардену монолог про секс и про то, что любовь - это осознанное действие нашего ума и сердца. (Один из моих любимых монологов).
Тем не менее, Риардена я не люблю, а Франсиско и Дагни - это "Привет, Чушка!" - "Привет, Фриско" и "Дагни и Франсиско д’Анкония? О нет, это не любовь, а какой-то интернациональный промышленный картель". :heart:

@темы: книжное

16:28 

флафф, некрофилия
Открыла WTF Kombat 2016, каким-то образом очутилась в фанфике про Барда и Трандуила в сеттинге Звездных Войн, с брезгливостью его закрыла и хотела закрыть всю страничку. А потом увидела среди тем Бена Аароновича и залипла так, что прочитала вообще все, что написала и перевела эта команда!
Фики по Аароновичу уютны, как шерстяной пледик, имбирный пряничек и полграмма МДМА. В основном, конечно, это заслуга первоисточника, но вообще там прям нормальные тексты, от которых не хочется вырвать себе глаза.
И там есть кроссоверы с "Доктором". И со "Стренджем и Норреллом". (По сути Ааронович сам по себе - что-то вроде кроссовера "Доктора" и "Стренджа", так что неудивительно).
И, конечно, фанфикеры любят Найтингейла так же, как я его люблю.

Кстати, подумала, что в книгах Аароновича такие плохие сюжеты, что фики по нему идут едва ли не лучше, чем сами книжки. Помню, "Луна над Сохо" была так ужасна, что я постаралась стереть ее сюжет из памяти как можно скорее. А теперь вот после фиков растаяла и хочу поскорее прочитать третью книжку. Когда она на русском-то выйдет, интересно.
(После этого я пошла на АОЗ и теперь сижу и читаю фики на английском, но целую книгу мне на английском читать все-таки лень).

upd: после всего этого мне неожиданно приснился кроссовер Гравити Фоллз и Стивена Юниверса.
Когда проснулась, глянула, чё там на WTF Kombat у этих команд, а у ГФ все прекрасно как луна и солнце, и тексты, и арты *__*
запись создана: 07.02.2016 в 08:16

@темы: книжное, закладки

05:59 

флафф, некрофилия


Пятиминутка культуры: я в третий раз пытаюсь прочесть "Атлант расправил плечи" и в этот раз, кажется, все-таки добью эту книгу, потому что в какой-то момент я обнаружила, что вопреки всему читаю ее с огромным удовольствием.
Я совершенно не представляю, какую оценку поставить "Атланту" на том же ливлибе (бог с ним, с ливлибом - как его оценить в собственной голове?), потому что с одной стороны, это одна из самых плохо написанных книг, что я знаю, а с другой - в плане идеологии это абсолютно моя книга, я готова подписаться под каждым ее словом. Если бы я верила в способность книг вправлять людям мозги, я бы назвала "Атланта" абсолютным мастридом.
Больше всего меня корёжит от любовной линии: совместное строительство железных дорог и все такое прочее у Рэнд описано горячо, страстно и вдохновляюще, как высокорейтинговые сцены фанфика, но как только дело доходит до обычных человеческих взаимодействий, за героев становится мучительно неловко.

@темы: книжное

00:36 

Над бездной, полной звезд

флафф, некрофилия
— Как это — писать в соавторстве? — спросила меня Сэйвелл, когда мы ели гамбургеры в Макдональдсе.
(Чтобы соблюсти чистоту блогожанра, надо было, наверное, написать: пили кофе в кофейне. Но нет, мы ели гамбургеры).
Мне захотелось ответить, что писать в соавторстве — это как шаг в пропасть.
Но потом я подумала — нет, неправда; на самом деле сама попытка написать что-то — шаг в пропасть.
Сколько лет я уже хочу свою космооперу? Душа плачет, как тот модуль в игре Portal 2: хочу в космос, летим в космос. "Не могу ждать, надо лететь. Космос. Люблю космос. Черные дыры. Туманности. Юпитер. Большая Медведица...".
А разум говорит: да зачем это тебе, все идеи уже пережеваны сто раз. Ты ленивая, у тебя семь пятниц на неделе, ты забросишь эту писанину, не успев начать. А если даже каким-то чудом не забросишь — никому кроме тебя это, скорее всего, не интересно. И ты ведь не физик, не химик и не биолог, как ты напишешь про временные парадоксы, про генные модификации, про технику будущего, про неуглеродные формы жизни? Сколько информации придется перелопатить, чтобы получилось что-то хоть сколько-то не стыдное?
И все эти резиновые человекоподобные инопланетяне — это так... глупо. Ведь если разговаривать о космосе всерьёз, о нем можно написать только то, что написал Питер Уоттс в "Ложной слепоте": что если даже мы когда-нибудь и встретимся с существами из другого мира, мы не сможем ни поговорить с ними, ни потрогать, ни, возможно, даже увидеть — даже лучшие из нас не поймут, что это вообще такое, чего они от нас хотят и хотят ли вообще чего-нибудь... Примерно о том же говорится в статье из вконтакта, которую я перепостила пару часов назад: "В кино и по ТВ нам часто показывают странные инопланетные миры, и у этих планет часто присутствует какая-то "тема"... Но единственная "тема" любой реальной планеты — это неукротимый и страшный ужас".
Какая уж там космоопера.
Остаётся придумывать такие вещи, как "Доктор Кто", где, казалось бы, тоже про космос, но по сути — чистая сказка и постмодерн. Но "Доктор" — он один такой, второй раз не прокатит.
Я не поклонница "твёрдой" НФ, я осознаю, что в по-настоящему хороших историях все эти инопланетяне, туманности и черные дыры — чистая условность, все фантастические допущения сделаны, чтобы лучше раскрыть какую-нибудь идею. Значительная часть фантастики — например, про толерантность в широком смысле: про то, как совершенно разные существа пытаются друг друга понять и иногда у них даже получается. Или про магическую силу любопытства: про то, что люди никогда не перестанут стремиться узнать, что там — за рекой, за лесом, за океаном, в другой звездной системе... Наверное, все милые моему сердцу идеи, типажи и сюжетные ходы вполне можно использовать в жанре типа стимпанка или постапокалиптики, и там человекоподобие всяких странных рас с разной психологией и убеждениями будет выглядеть уже не так глупо, ведь так?
Если понимаешь, что хорошие истории — о людях, а не о резиновых инопланетянах, говорит мне разум, так, может, лучше и писать о людях, а не о космосе?
Я очень люблю заросшие зеленью развалины опустевших городов и отравленные радиацией пустоши. И дирижабли и пиратов в цилиндрах и гоглах люблю. Но космос... Вы ведь понимаете — космос.
В общем, писать в соавторстве — это когда ты плюешь на все доводы разума и все-таки решаешься сделать этот шаг. А потом — забыв о том, что под ногами пропасть — второй, третий, четвертый...
Может, все украдено до нас, но не факт. Может быть, то, что мы напишем, не будет шедевром. Даже наверняка не будет. Ну и черт с ним. Те, кому хочется шедевров, могут перечитать Питера Уоттса или "Гиперион".
Может быть, то, что мы напишем, не прочитает никто, кроме десятка друзей. Может, мы даже не допишем все это до конца; может, даже толком не начнем.
Но пока — что-то получается, и это — само по себе уже волшебство.
Писать в соавторстве — это когда делаешь шаг в пропасть и благодаря поддержке соавтора не падаешь. Помните ту сцену в "Утене", когда ночное небо отражается в воде, и кажется, что Утена и Анфи танцуют над бездной, полной звезд?
Делаешь шаг — и оказываешься в космосе.
"Где я? Догадайся! Догадайся, догадайся. Я в космосе. Вон звезда. А вон еще одна. Звезда. Звезда, звезда, звезда...".

@темы: homo ludens, книжное, самозакапывание, сериалы, сочинительская кухня

02:33 

Пятьдесят оттенков крапивинского мальчика

флафф, некрофилия
На ФБ-2015 нашелся бриллиант, которым я просто не могу не поделиться: аналитика, Эволюция мотивов насилия в творчестве Крапивина. Серьезно, я долго мечтала, чтобы кто-нибудь собрал все эти моменты воедино. (Сначала я прямо и честно написала "эти пиздецовые моменты", но учитывая, что в детстве ВПК был у меня одним из любимых авторов, да и сейчас я думаю о многих его книгах с теплом, лучше воздержусь от оценочных суждений. %))
(Кстати, самый смак - про проволоку - моя память почему-то милосердно выпилила. Экий вы затейник, Владислав Петрович...).

@темы: закладки, книжное

Travelling with ghosts

главная