Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: @ (список заголовков)
13:25 

Охуительно

флафф, некрофилия
18.10.2013 в 20:41
Пишет Miyumira:

Утеновское
Нашла на Дайри поэтические переложения (пересложения по мотивам) хоралов из Shoujo Kakumei Utena. Вспомнила, какой я всё-таки страстный фанат Кунихико Икухара.

Много прекрасных хоралов

URL записи

@темы: @, движущиеся картинки

14:08 

флафф, некрофилия
Меня так пугает бесконечный поток новых книг Фрая, что я почти забыла, что его (ее?) книги - один из важных кирпичиков моего, ну, примерно всего, а "Энциклопедию мифов" вообще можно раскрыть в любом месте и... "увидеть себя как наяву".

Есть всего три подобающие темы для собеседников, у которых очень мало времени: смерть, сон и текст.
Смерть – наше общее будущее, от которого, пожалуй, никому не отвертеться.
Сон – самый общедоступный опыт небытия, но мало кому достает мужества признать эти путешествия на изнанку мира не менее важной частью жизни, чем бодрствование. (В самом деле, не странно ли, что всем без исключения необходимо ежедневно отлучаться из обитаемой реальности в какое-то иное пространство, но при этом каждый спешит пренебрежительно заверить остальных, что отлучки эти не имеют никакого значения, а сновидения бессмысленны и брать их в расчет – глупость, если не безумие?)
Текст – наша общая плоть; порой мне кажется, что ткань человечьего бытия соткана из той же материи, что и книги: из слов. (В начале было Слово, не так ли? – и еще вопрос, воспоследовало ли за ним Дело, или было решено, что сойдет и так…)
И есть три вещи, о которых не следует говорить ни при каких обстоятельствах, даже тем, кто уверен, будто времени впереди хоть отбавляй: любовь, свобода и чужая глупость.
О любви следует молчать, поскольку скудный набор слов, предназначенных для ее описания, изношен до дыр задолго до гибели динозавров, и теперь эти вербальные лохмотья способны лишь испортить впечатление, если не вовсе его загубить.
О свободе говорить и вовсе бессмысленно: никто толком не знает, что это такое, но всякий рад представиться крупным специалистом по данному вопросу. Среди любителей порассуждать на эту тему я не встречал ни единой души, имеющей хотя бы смутное представление о предмете разговора. Кто знает – молчит, пряча жуткое свое сокровище на самом дне глазных колодцев.
Что же до чужой глупости – предмет сей изучен нами даже слишком хорошо. Толковать о нем чрезвычайно приятно, но опасно, ибо слишком велик соблазн поверить, что сам ты и впрямь не таков, как прочие; нашептать себе, будто благополучно удаляешься на индивидуальной спасательной шлюпке от давшего течь «корабля дураков», на борту которого помещаемся мы все без исключения.
И есть еще одна тема, касаться которой то строго запрещено, то совершенно необходимо. Мы почти не смеем говорить о чудесном. Но иногда… о, иногда оно само заявляет о себе, не брезгуя никакими средствами оповещения. В том числе и нашими устами.

(с)

@темы: книжное, @

22:04 

флафф, некрофилия
У Валенте в "Сказках сироты" есть совершенно прелестный персонаж по имени Левкрота, он же Чудище :heart:

Последний юноша, явившийся к нам, вёл себя довольно нагло, будто алый плащ, украшенный золотыми кистями, давал ему на это право. Он тоже не почтил меня визитом, но, когда я появился перед ним, проявил любезность. А потом расстелил свой плащ на той скале и уселся, скрестив ноги, в равной степени желая подискутировать со мною и отрубить голову бедному Чудищу.
Я начал с самого простого, как ты сам убедишься:
– Итак, почему ты хочешь убить Чудище? Оно не одалживало у тебя меч и не забывало вернуть, не портило твой любимый портшез, вообще тебя не трогало!
– Я Принц, – ответил юноша с глуповатой уверенностью. – Функция Принца (А) – убивать монстров (В), восстанавливать порядок (С) и поддерживать стабильное количество дев (D). Если подставить производное от величины А (Принц) в уравнение y = BC + CD2 и приравнять всё к нулю, учитывая вершину параболы, а именно точку пересечения А (Принц) и B (Монстр), можно определить значение величины E, которая представляет собой стабильность в королевстве. Это сложно, если у вас есть карта под рукой, я лучше всё нарисую.
– Ох, мой мальчик, – сказал я после того, как он почти испортил одну из моих топографических карт, исписав её уравнениями. – Чудище не монстр. Он не глотает девушек, будто сэндвичи с огурцом, а ведёт себя как положено воспитанному Чудищу.
– Но ведь он весьма уродлив? – настаивал Принц.
– По мне, он славный парень, но некоторые могут счесть его невзрачным. Это да.
– И от него исходит смрад?
– Тут спорить с тобой не буду – с подветренной стороны лучше не становиться!
– И у него в самом деле жуткая челюсть из кости и большие высокие рога?
– Да-да, ты верно описал Чудище!
– Так он монстр! – радостно воскликнул Принц. – И я должен немедленно его прикончить. Формула действует!

*

Из дубовой рощи выскочило блистательное создание, одетое в восхитительные паршивые и завшивленные шкуры, с гривой наподобие яростного терновника. По всей видимости, у неё были сильные и гладкие бёдра, а лицо какой-то неизвестный мне мастер – настоящий художник! – прекраснейшим образом уничтожил, разбил на части, закрасил жирными чёрными мазками. Её запах прикончил бы стаю антилоп, случись им оказаться поблизости… Прогорклый пот, волокнистое мясо – запах голода, металлический и острый. Я вдохнул этот сладкий аромат, как пар от остывающих пирогов.
Чудесное видение вскочило на противного герцогского сынка, прижав его к мшистой земле. Женщина сидела на нем, тяжело дыша и обнюхивая его доспехи, как животное. Я с тоской вообразил себе вонь её дыхания – был уверен, что в ней окажется та особенная комбинация гнилого шпината и варёных яиц с глубокими нотами червивой древесины, о которой я так часто мечтал.

*

Болотный король плюнул и проворчал что-то вроде кхм-кхм со своего насеста.
– Я нахожу это весьма и весьма неприятным! – Он устремил на Чудище обвиняющий взгляд; его глаза сверкали как угри, хлещущие хвостами. – Эта жуткая женщина тебе понравилась! Ты счёл её красивой! Это противоестественно! Думаю, ты влюбился! Как отвратительно… Ты же знаешь, что другие монстры никогда не поддержали бы тебя. Дева-бестия – одно, но человеческая женщина?! Как бы там ни было, по-моему, она тебе нравится больше меня. Не припоминаю, чтобы ты мне предлагал свою шкуру, даже когда я хотел убить несчастную саламандру, причинившую множество проблем прошлой весной.
Чудище тотчас полезло мириться и легонько боднуло Болотного короля, испачкав густой кровью его жесткую бороду.
– Малыш! Ты же знаешь, что тебя я люблю больше всех. Я решил стать твоим придворным – твоим, а не чьим-нибудь. Она ничто, мимолётное увлечение, – да что там, и не увлечение вовсе! Я восхищался ею в эстетическом смысле, вот и всё! Не злись. И не завидуй ей. Ведь у нас с тобой полным-полно забот.

(c)

@темы: книжное, @

17:31 

oh don't ask why

флафф, некрофилия
Если бы меня попросили выбрать самый эротичный отрывок из всех миллионов и миллиардов текстов, написанных человечеством, это было бы, думаю, вот это

Ощутив натиск чувств, не в силах его сдержать, Дагни повернулась к двери машинного отделения, настежь распахнула ее и, пронзенная струей ставшего весомым звука, бросилась в недра грохочущего сердца локомотива.
На какое-то мгновение ей показалось, что она превратилась в единственное чувство — в обретший плоть слух, и слух этот сделался долгим, колеблющимся, падавшим и возраставшим воплем. Глядя на огромные генераторы в раскачивающейся, замкнутой металлической коробке, она подумала, что хотела видеть их, потому что переполнявшее ее чувство победы связано с этими машинами, с ее любовью к ним, со смыслом всей ее жизни — избранной ею работой. На пике этой бури эмоций Дагни буквально кожей почувствовала: она вот-вот поймет нечто доселе неизвестное ей, однако такое, что следовало знать. Она заливисто рассмеялась, но не услышала своего смеха; окружавший ее непрерывный рев не позволял слышать ничего иного.
— Линия Джона Голта! — крикнула Дагни только для того, чтобы не услышать ни единого слова, слетевшего с ее уст.
Она неторопливо шла вдоль моторного отсека — по узкому проходу между двигателями и стенкой, — чувствуя себя наглым, незваным гостем, вторгнувшимся во внутренний мир существа, под его серебряную шкуру, наблюдающим за жизнью, бившейся в серых металлических цилиндрах, изогнутых трубках, в кружении лопастей вентиляторов, укрытых металлической сеткой. Колоссальная сила, переполнявшая эти машины, по невидимым каналам перетекала к тонким стрелкам под стеклами циферблатов, к красным и зеленым огонькам, подмигивавшим на панелях, к высоким узким шкафам с надписью «Высокое напряжение».
«Почему, глядя на машины, я всегда ощущаю уверенность и радость?» — подумала Дагни. Огромные очертания их никак не вмещали в себя два нечеловеческих по своей природе понятия: беспричинно и бесцельно. Каждая деталь двигателей являла собой обретший материальный облик ответ на вопросы «Почему?» и «Зачем?» — как ступеньки ее жизни, курса, избранного той разновидностью разума, которую она почитала. Двигатели тепловоза были для нее моральным кодексом, воплощенным в стали.
Они живые, думала она, живые, потому что представляют собой физическую оболочку действия живой силы — разума, сумевшего постичь всю их сложность, придать ей цель, форму. На мгновение ей показалось, что двигатели стали прозрачными и что она видит их нервную систему. Сеть эта образовывалась связями, более сложными и значительными, чем просто провода и электрические контуры: рациональными связями, созданными человеческим разумом.
Они живые, думала она, и душа их управляет ими со стороны. И душа эта находится в каждом человеке, наделенном способностью быть на равных с машиной. Если душа эта исчезнет, остановятся и моторы, потому что именно она поддерживает их движение. Не нефть, текущая в трубопроводах под ее ногами, ведь нефть вновь станет тогда простым минералом; не стальные цилиндры, которым суждено тогда превратиться в пятна ржавчины на стенах пещер новых дикарей… Нет, именно душа — сила живого ума, сила мысли, выбора и цели.
Дагни повернула обратно к кабине; ей хотелось смеяться, преклонить колени, воздеть к небу руки, дабы выпустить на свободу то, что переполняло ее, но она понимала при этом, что чувству ее нет и не может быть выражения.
Она замерла на месте. На ступеньках перед дверью кабины стоял Риарден. Он смотрел на нее так, словно знал, зачем она здесь, знал, что с ней происходит. Оба они недвижно застыли, воплотились во взгляд, соединивший их в узком коридоре. Наполнявшее ее биение — биение моторов — исходило и от него; грохочущий ритм лишил ее воли. Не произнеся ни слова, оба они вернулись в кабину, зная, что память о пережитом мгновении останется с ними.
(с)

@темы: книжное, @

17:34 

флафф, некрофилия
Я хочу расцеловать человека, который это написал.
Буду долго думать про этот сюжет и хочу как-то использовать эту идею (не обязательно в фанфике)

"Если бы Укоку был учителем Корю"

Пишет Гость:
28.02.2011 в 20:32


784 слова

- Пистолет, - говорит Генджо Санзо. – Где же мой пистолет, когда он так нужен.

Укоку Санзо на фоне цветных витражей – черный, угольно-черный силуэт. Он улыбается, в протянутой руке – сутра Мутен. На плечах - сутры Сейтен и Матен. Ему не много?
- Я забираю сутру, - отвечает он.
- Все думали, что ты умер, - продолжает Генджо Санзо и сплевывает на пол кровь. – Тогда, в Дзенно. Все думали, те екаи тебя убили и похитили сутры.
Он лежит на гладких каменных плитах; сквозь витражи на него падают лучи заходящего солнца. Хои на нем стало красным от крови, это так символично.
Он все еще слишком живой.
- А ты? Что думал ты, Корю?
- А я на это даже не надеялся.

Тогда, в Дзенно, всю неделю лил прерывистый, надоедливый дождь.

А сегодня тепло и солнечно. Трупы екаев валяются по всему замку Хото, Санзо-икко наконец-то дошли. Генджо Санзо наконец-то отомстил за убийство наставника, но теперь он видит, что смысл его жизни был ошибкой доверчивого ребенка.
То, что им все это время двигало, было фальшивкой.
Поддельным трупом.
Путешествие на Запад уперлось в Тоа Укоку Санзо, в этом его черном хои, с этими его двумя сутрами – Сейтен и Матен.
- Я просто выполняю свои обязанности, - говорит Укоку Санзо, терпеливо, как маленькому ребенку. – Обязанности Тенджику Санзо, носителя Матен, пастыря екаев.
Кажется, ему зачем-то нужно, чтобы бывший ученик его понял, но впечатление обманчиво.
Эту обманчивость подтверждают трупы екаев и то, что Санзо-икко больше не существует.

Неожиданно Генджо Санзо вспоминает тот день, когда он постучался в ворота монастыря Дзенно. Монахи там были тихие и расторопные, никто даже не обернулся в сторону уставшего мальчишки в потрепанной дорожной одежде. Поэтому Корю просто шел, с любопытством оглядываясь по сторонам – ему, которому все в жизни давалось слишком легко, тихая умиротворенность здешних мест была в новинку.
Наконец, он пришел в сад.
Была осень, и хурма давно уже облетела, а в глубине сада кто-то разжег костер – пахло табаком и сгоревшими листьями.
Кто-то в черном, с сутрами, лежащими на плечах, одинокий и умопомрачительно пугающий.
Корю подошел ближе, человек обернулся.
- Я хочу стать монахом, - сказал Корю.
Аура ужаса, исходящая от человека в черном, и эти белые ленты сутр, и огромная, нечеловеческая ки, окружавшая его – все это внезапно превратилось в расплавленный горячий ком, ударивший Корю в солнечное сплетение, так сильно, что заслезились глаза.
- Я хочу стать Санзо.
- Это интересно, - ответил человек. – Поглядим, на что ты способен.

Генджо Санзо способен на многое даже сейчас, когда ни пошевелиться, ни вдохнуть. Он все еще Тошин Генджо Санзо, носитель сутры Мутен. То, что он не был отмечен знаком Будды, священной чакрой, ничего не меняет.
Это просто повод для сплетен.

Сплетни в Дзенно не ходили вообще. Само присутствие Укоку Санзо делало их невозможными. Золотоволосый ребенок, как привязанный, следовавший за настоятелем, не вызывал у монахов ни осуждения, ни негодования.
- Мне скучно, - сказал Укоку Санзо.
- Вы слишком много курите, наставник, - отозвался Корю. – К тому же вам пора собираться к вечерней проповеди.
- Знаю, знаю, - отмахнулся Укоку. – Ты продолжай.
И Корю продолжил – он потянул вниз черное хои, запутался в поясе – пальцы будто онемели, на щеках вспыхнул румянец. Тогда Укоку рассмеялся – негромко и совсем необидно.
- Я вас очень люблю, наставник, - пробормотал Корю.
- Вспомни об этом лет через пятнадцать.

Эта страшная, не останавливающаяся ни перед чем любовь, разбухшая, лопающаяся гнойниками, она ничего не меняет.
Корона Санзо Хоши, покатившаяся по полу, липкая от крови.
- Теперь ты Генджо Санзо Хоши, патриарх Тоа, Тошин и Тенджику...

- Обязанности Тенджику Санзо? – хмыкает Генджо Санзо. – Ты забываешь об одной маленькой, незначительной детали. Теперь я – Тенджику Санзо.
Укоку останавливается рядом, с любопытством наклоняется, заглядывает в лицо.
- Забавный. У тебя даже чакры нет. Я пошутил. Ну какой из тебя Санзо. Ты даже пистолет где-то посеял, Корю.
Так сладостно звучит его голос, зовущий по имени: «Корю…»
- Глупый самоуверенный Корю, - повторяет Укоку и проводит по светлым, слипшимся от крови волосам.

И тогда неожиданно вздрагивают сутры. Свет и Тьма сталкиваются, сплавляясь в единую, бесконечную, голодную пустоту. Вокруг белые ленты с зеленым кантом, вокруг нарастающий звон в ушах, и сутры истекают кровью, режут и кромсают, возвращаясь к своему единственному избраннику.
Генджо Санзо переворачивается на спину. Глаза закрыты, он слушает свист ветра и бумажный шелест, - огромный, оглушительный как камнепад.
Потом он открывает глаза и не видит ничего.

- Тогда вот тебе первый урок, - сказал человек в черном, закуривая сигарету. На лбу, под темными волосами, кроваво и ярко вспыхнула чакра. - Будь сильным, Кэнью. Не держись ни за что. Все, что происходит в твоей жизни – это пустота. У тебя нет ничего. Это и значит быть Санзо Хоши. Так мне говорил мой учитель.
- Что, совсем ничего? - уточнил Корю. - Не может этого быть.

Человек усмехнулся, беспечно и равнодушно, и отмахнулся от клуба табачного дыма.

URL комментария

@темы: движущиеся картинки, комиксы, fangirl mode ON, @

03:41 

lock Доступ к записи ограничен

флафф, некрофилия
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
14:52 

флафф, некрофилия
19.10.2013 в 12:26
Пишет Товарищ Бесплатно:

"Центр Санкт-Петербурга явление очень интересное, что по архитектуре, когда с красивой и освещенной улицы с туристами и отдыхающими, ты делаешь всего пару шагов и попадаешь в полутемный двор, исписанный граффити, с лужами, с вонючими подъездами и все это в сочетании с элементами декора, которым больше сотни лет, когда дома, одной рукой держишь современный планшет, а другой зажигаешь газовую колонку начала 20-го века, когда у тебя 100мбитный интернет и нет горячей воды, когда в оконной раме щели, но на окне чудесная латунная ручка; что по жителям, где в соседних квартирах могут жить успешный предприниматель и безработный алкоголик. Там смещаются акценты, там слишком мало среднего, все или-или, или бедность, или богатство, или грязь, или красота, там много интересных и милых мест, там свой особый образ жизни и это место порождает вот таких чудиков, которые безобидны, а часто и талантливы и маргиналами они себя не чувствуют, они живут среди настоящих маргиналов, так что могу сравнить."

URL записи

@темы: @

17:44 

Любимый сюжет

флафф, некрофилия
Сказка о драконе

1.
Говорят, на свете живет дракон, говорят, страшней его не найти, мол, он враг человеческий испокон, искушает людей, сбивает с пути. Говорят, что кожа его - гранит, говорят, в глаза ему не смотри - мол, завертит, закрутит, заворожит, заморозит каждого изнутри.

У дракона шкура темна, сера, а еще он быстрее любой змеи. Пролетают мимо века, ветра, он - почти скалою во тьме стоит.

Есть принцесса, дворец ее далеко, косы рыжие, порванные штаны. Она знает, что где-то живет дракон (выдох пламенный, зубищи жестяны). Королеве нужен хороший зять, и король на дочку опять сердит, но принцесса мечтает однажды взять и дракона
самостоятельно победить.

Горизонт серебрян, необозрим, поднимаются горы в неровный ряд.
То ли это мы легенды творим,
то ли это легенды тебя творят.

Песня сложится за твоей спиной, золотое солнце войдет в зенит, и принцесса едет на смертный бой, и копье о щит жестяной звенит. И влетает, как рыжая стрекоза (правда, что ль, он пламя рождает ртом?)...
Но они замирают глаза в глаза,
и становится сказка вдруг не о том.

2.
Всех, кто сегодня счастлив - боже благослови,
где-то в душе рассказчика мерзко скребутся черти.

Понимаешь. Любая сказка - она всегда о любви,
даже если кажется, что о смерти.

Просто законы - справедливы, хотя и злы.
Тот, кто горяч - никогда не сможет согреться.
Это неправда, что драконы умирают от старости или стрелы.
Они умирают от любви,
что не помещается в сердце.

3.
Входит ночь во дворец, темноглаза, тепла, боса,
затихают шаги, умолкают все голоса,
и в свои покои идет королева,
и никто не хочет попадаться ей на глаза.

Да, она не любит празднества и балы.
Молчалива, спокойна. Идет. Прямее стрелы.
Ее косы рыжи и руки ее теплы.
Говорят, что она смотрела в глаза дракону
и осталась жива, величайшей из дев прослыв.

Может, кто-то еще б добавил чего, но кто же будет так глуп?
Королева раздевается у зеркала и всматривается вглубь.

И отчетливо видит, как белая кожа становится чешуей,
такой, что не пробьет ни одно копье,
как в чертах лица проступает - уже не вполне свое.

Как становится неуязвимым и нелюдским -

потому что любивший дракона
сам становится им.

И она сползает по стенке, нищим завидуя и калекам,
шепчет: "Господи боже,
как я устала быть человеком".

(с) Лемерт

@темы: @

10:48 

Игрушка

флафф, некрофилия
По дайри ходит поэтическая угадайка) Все помнят игру с цитатами, где нужно было угадать книгу и автора? Тут всё то же самое, только цитаты стихотворные.

У меня тут всё очень простое, более или менее современное и популярное в интернете. Наверняка первый же, кто решит поучаствовать, отгадает все десять пунктов разом - но ничего, я тогда попробую загадать что-нибудь посложнее!
Ответы, как водится, прячем под кат.

1. Он дал и страсти тебе, и мозга, и, в целом, зрелищ огреб сполна; пока, однако, ты только моська, что заливается на слона;
когда ты станешь не просто куклой, такой, подкованной прыткой вшой – тебя Он стащит с ладони смуглой и пообщается, как с большой.
Вера Полозкова, угадано Неспящая

2. Где-то льется вода вдоль осенних оград, вдоль деревьев неясных,
В новых сумерках пенье, только плакать и петь, только листья сложить...
Бродский, угадано Nosema

3. А вообще, ты знаешь, у меня голубые глаза и такая полосочка на спине,
Я сыта, здорова, и если кто улыбнется - то может быть это мне.
Но вот я хожу - а у меня в глубине
ничего нет.
Изюбрь, угадано imare*

4. О, жить – это больно. Но мы поднялись и глядели
в орешник у дома, где столько пустых колыбелей.
Другие не смели, но мы до конца дотерпели.
О сердце мое, тебе равных не будет, усни.
Ольга Седакова, угадано Неспящая

5. Вот и жизнь проходит, свет над заливом меркнет,
шелестя платьем, тарахтя каблуками, многоименна,
и ты остаешься с этим народом, с этим городом и с этим веком,
да, один на один, как ты ни есть ребенок.

6. у тебя всё больше - драконы, розы,
золотые ленты в тяжелых косах,
у меня - торосы, утёсы, плёсы,
и вопросы. вечно мои вопросы.
Виктория Райхер, угадано imare*

7. И я творю тебя из заклинаний
Осенних паучков, холмов Уэльса,
Где репы жёлтые ерошат землю,
Из бессердечных слов, пустых страниц...
Дилан Томас, угадано Неспящая

8. Вот этот город. Остов его прогнил. Остров его оставшихся навсегда.
Вот фонарей горячечная слюда.
Вот я иду одна и гашу огни.
Вот этот город, нужный только одним.
Вот и вода, идущая по следам.

9. Чтобы у меня был надменный рот, и огромный дом, и красивый сын, и безмолвная девочка-секретарь.
Чтобы деньги, и я покинула свой Содом, и живу где лазурь и синь, покупаю на рынке яблоки и янтарь.
Вера Полозкова, угадано Яда Л.

10. Лотта, эвакуация в десять тридцать.
Слышишь, прием-прием, горизонт не виден.
Как же мне разглядеть-то тебя, сестрица,
С твоим сундучком на осенней Унтер-ден-Линден?

@темы: @, книжное

11:37 

флафф, некрофилия
Я не очень люблю стихи, но из любого правила бывают исключения. Например, вот стихотворение, которое уже тыщу лет висит у меня в цитатнике. Я его часто перечитываю, и оно каждый раз оказывается о чём-то разном.
В общем, пусть оно побудет здесь.

27.06.2011 в 21:09
Пишет Сидхётт:

стишище.
«В Атлантиде все время ночь, — шепчет Эмори его мать.
— Это место из тех, где нынче расхотевшие воевать
из своих затонувших окон или подле уснувших глыб
смотрят в небо, но видят только разноцветные стаи рыб.

Атлантида на дне, мой мальчик, как оазисы там, в песках.
Атлантида лежит под синью, как затопленный батискаф»
.

Миссис Льюис целует в лоб его, гасит свет, закрывает дверь.
Он лежит, под его кроватью дремлет страшный зубастый Зверь.
Зверь поводит во сне когтями, сон течет у него меж жил,
сон о том, как мальчишка дышит, как нутро у него дрожит.

Зверю голодно, Зверю голо, не сдержаться и не стерпеть —
он вползает мальчишке в душу, он ложится в грудную клеть.

И они засыпают тихо, и во снах их костры трубят.
Утром Эмори смотрит в зеркало, видя Зверя, а не себя.
Впрочем, больше никто не видит так же пристально-глубоко,
Зверь чуть дышит, он смотрит жадно, льется тень из его зрачков.

Миссис Льюис приходит тихо, когда ночь чуть дрожит в окне,
и читает про Атлантиду, и про вечную ночь на дне.
И Зверь слушает напряженно, и звенит у него в висках:
«Атлантида лежит под синью, как затопленный батискаф.

Там умеют справляться с болью, там легко, там темно внутри..»

И пусть Эмори нет, не слышит, но Зверь слышит, и Зверь горит.



Эм со Зверем взрослеют быстро — вот им четверть, и вот и треть
века грянет; и кто-то должен приготовиться умереть,
так что Эмори умирает — очень быстро, почти легко.
Зверь, проросший ему сквозь тело, получил его целиком,

и от Эмори в этом теле ни единого нет следа,
но Зверь помнит про Атлантиду, и он хочет уйти туда.
Просто этот бессонный город ему словно мираж в песках.
Атлантида лежит под синью, как затопленный батискаф.

Позже в «Пост» в паре слов расскажут, что Э.Льюис шагнул с моста,
мать заплачет, отец чуть слышно досчитает семь раз до ста.
Его гроб будет снежно-белым, будет день похорон лучист,
его девушка будет плакать, а любовница закричит,
Миссис Льюис обнимет мужа и уткнется ему в плечо.


Зверь на дне, и он рыщет жадно, горячо ему, горячо,
и он видит почти, как в море зажигаются огоньки,
Атлантида лежит под синью, там легко текут дни, легки
все живущие там; он дышит, он уходит все дальше вглубь,
понимая, что не проснуться. Понимая, что не уснуть.

Смерть его не тревожит, впрочем, даже если он умер сам;
смерть съедает его досрочно, куда раньше, чем по часам
ему жизни дано, но Зверю все равно, ведь стучит в висках
эта песня про Атлантиду, про затопленный батискаф,
про ее золотые стены, и про башен металл и лед,
и Зверь верит, что непременно он найдет ее, он найдет,
ведь там каждого кто-то ищет и там каждого кто-то ждет,
и у женщин глаза-сапфиры, и их кожа — что теплый мед,
и мужчины храбры, и больше не приходится умирать,
там бессмертье кусками с хлебом под ромашковый чай с утра
подают; наконец-то можно примирится с самим собой
и свет солнца дробится в волнах, ставших небом над головой.

…Умирая, Зверь знает точно, что на дне, в золотых песках,
Атлантида лежит под синью, как затопленный батискаф.
Он хрипит, задыхаясь. Долго отлетает его душа.
Атлантида лежит под синью. Атлантида так хороша.
Умирая, Зверь понимает, что по-прежнему очень жив,
даже если чужое тело отказалось ему служить,
даже если чужие кости надломились, и мышцы жжет.


Умирая на дне, Зверь знает, что никто его не найдет.
Все становится липким, вязким. Осознание бьет как нож:
Атлантида всего лишь сказка.
Атлантида
всего лишь
ложь.

URL записи

@темы: langoth, @

17:14 

флафф, некрофилия
04.10.2011 в 22:46
Пишет Nosema:

Амеко
Увези меня далеко-далеко, просит девица. Всадник молча кивает, под маской не разглядеть даже глаз, из-под копыт коня льются чернильные тени; девица цепляется то за всадника, то за коня - мир раскачивается под ней и вокруг нее, упасть высоко и страшно.
Когда конь останавливается, девица видит то же место, на котором была. Я же просила тебя увезти меня далеко, говорит она всаднику, и всадник кивает. Конь отступает на шаг, еще на шаг; тут только девица понимает, что он вез ее по кругу, по кругу.
Ты Карусель? - спрашивает она. Всадник разражается скрипом, и девице даже не надо трогать себя, чтобы понять, как далеко он ее завез: она чувствует повсюду морщины.

URL записи

@темы: @

17:14 

флафф, некрофилия
03.10.2011 в 21:45
Пишет Nosema:

Амеко
Голову капитана море выбрасывает на берег; когда дети находят ее, голова пытается что-то сказать, но ее слова превращаются в вой и лепет. Дети переглядываются. Мы можем ухаживать за ним, говорит девочка. Только на ночь ему придется завязывать рот, говорит мальчик. Думаешь, он поместится в банку? спрашивает девочка. Наверное, отвечает мальчик, у меня масло есть.
(У головы растет соленая борода. Голова лежит в гнезде из бороды, и ровный вой заглушается волосами.)
(В первое время девочка оставляет голове свечу и смотрит, как зачарованно голова смотрит на пламя, но потом ей надоедают волосы и вытье, и она уходит охотиться на морских коньков, а свечи прячет.)

URL записи

@темы: @

14:52 

Там, за рекой

флафф, некрофилия
Рассказ о Прибалтике начну с конца.
Одно из самых колоритных и запоминающихся мест в Вильнюсе - район под названием Ужупис, место обитания художников и прочей богемы, превращённый ими в республику со своей конституцией, флагом и президентом, - этакий город-в-городе. Ужупис сравнивают то с парижским Монмартром, то с копенгагенской Христианией - как будто ему мало собственной индивидуальности.)


Мало слов, много картинок

На улице Паупё на заборе висят стенды с выбитой на них конституцией Ужуписа на восьми языках: литовском, русском, французском, английском, иврите, грузинском, белорусском и польском.


Текст конституции мне не хочется убирать под кат. Он стоит того, чтобы его прочитали.

Человек имеет право жить рядом с Вильняле, а Вильняле - течь рядом с человеком.
Человек имеет право на горячую воду, отопление зимой и черепичную крышу.
Каждый имеет право умереть, но не обязан.
Каждый имеет право ошибаться.
Каждый имеет право быть единственным и неповторимым.
Каждый имеет право любить.
Каждый имеет право быть нелюбимым, но это не обязательно.
Каждый имеет право быть не известным и не знаменитым.
Каждый имеет право лениться и ничего не делать.
Каждый имеет право любить и опекать кошку.
Каждый имеет право заботиться о собаке до конца дней одного из них.
Собака имеет право быть собакой.
Кошка не обязана любить своего хозяина, но в трудную минуту обязана прийти ему на помощь.
Каждый имеет право забывать, есть ли у него обязанности.
Каждый имеет право сомневаться, но это - не обязанность.
Каждый имеет право быть счастливым.
Каждый имеет право быть несчастным.
Каждый имеет право молчать.
Каждый имеет право верить.
Никто не имеет права на насилие.
Каждый имеет право осознавать свою ничтожность или свое величие.
Никто не имеет права покушаться на вечное.
Каждый имеет право понимать.
Каждый имеет право ничего не понимать.
Каждый имеет право на любую национальность.
Каждый имеет право праздновать или не праздновать свой день рождения.
Каждый обязан помнить свое имя.
Каждый может делиться тем, что у него есть.
Никто не может делиться тем, чего не имеет.
Каждый имеет право на братьев, сестер и родителей.
Каждый может быть свободным.
Каждый отвечает за свою свободу.
Каждый имеет право плакать.
Каждый имеет право быть непонятым.
Никто не имеет права перекладывать вину на других.
Каждый имеет право быть личностью.
Каждый имеет право не иметь никаких прав.
Каждый имеет право не бояться.
Не побеждай.
Не защищайся.
Не сдавайся.

@темы: far far away, @, через объектив

23:14 

флафф, некрофилия
В "Книгах и кофе" нашла книжку с названием "Сад умерших котов", а в ней эпиграф: "Лучшая сказка - та, которую трудно понять, но от которой становится страшно".
Озон, кстати, такой книги не знает, яндекс тоже. ЧуднО.

@темы: книжное, @

15:37 

Итоги 2009 года

флафф, некрофилия
Событие года: как ни странно, устройство на работу

Достижение года: сделала загранпаспорт и визу и начала куда-то ездить

Разочарование года: то, что я совсем перестала рисовать.

Настроение года: некоторая усталость и желание иметь возможность почаще эскапировать от реального мира

Сайт года: дайри, ЖЖ, Dollplanet

Фильм года: "Хранители", "Коралина", "9"

Игра года: Fallout 3. А кроме неё - Folklore, Little Big Planet, Brutal Legend, Мор/Утопия, Машинариум

Сериал года: "Доктор Кто"! А если случалось, что я писала про него какие-то гадости, то это всё оттого, что я "многодумал" (с.) и сильно переживал. И "Торчвуд" в довесок к нему) А ещё - "Мёртвые как я", "Теория большого взрыва", "Звёздный крейсер Галактика", "Мёртвые до востребования", "Мерлин"

Книга года: "Дом, в котором" Мариам Петросян. Нил Гейман и Келли Линк. "Смилла и её чувство снега" Хёга, "Принцесса Ангина" Ролана Топора

Кукла года: Dal и Hujoo

Человек года: К. Даже не знаю, что должно произойти, чтобы мне захотелось вписать в этот пункт кого-нибудь другого

Цвет года: Синий, фиолетовый, коричневый.

Аромат года: уже много лет любимый запах - корица.

Заведение года: разные китайские рестораны (причём в разных странах), скоро смогу написать хоть целый путеводитель по ним)

Блюдо года: тут тоже ничего нового, разная японская и китайская еда.

Напиток года: Dr.Pepper

Алкогольный напиток года: летом мохито, зимой глинтвейн

Язык года: ну, пусть будет китайский.

Мечта года: путешествовать много-много. Возможно, это прозвучит немного смешно, но так как в последние годы я болею куклами, а в этом году наконец-то начала ездить в другие страны, то моя мечта на ближайшие годы формулируется вот как: "Хочу увидеть все те улицы в разных городах мира, в честь которых названы J-doll")

Несбывшаяся мечта года: моя Книга до сих пор не дописана! Аргх!

Город года: Прага. Впрочем, оно и неудивительно - я о ней мечтала много лет.

Место года: то, что лучше всего запомнилось - Карлов мост и Староместская площадь в Праге, центральные улицы Хельсинки, Старый Город и порт Таллина

Открытие года: оказывается, всё красивое и интересное прячется не только в фильмах и книгах - реальный мир тоже бывает ничего)

Музыка: Самыми-самыми уже много лет остаются Башня Rowan и Белая Гвардия. Ещё в этом году я много слушала Abney Park, Dresden Dolls, саундтреки к Коралине и Сен-Триниану

Лучшая поездка года: в Прагу и в Москву к Лиллимори в июне

Вещь года: зеркалка. Куклы, если куклы это вещи. Плюс - PS3, починенный ipod, разноцветно-лоскутная сумка из пражской Zara, чёрный блокнот с инфернальной рогатой девочкой из московской "Республики"

Интерес года: стимпанк (правда, это не первый год уже)

Одежда года: футболки поверх бадлонов)

Вопрос года: почему время бежит так быстро?

Погода года: дождливая, а какая ещё погода у нас может быть, по-вашему?

Подарок года: от Лиллимори, от Джу, от К.

Философия года: всё достижимо, если взять на себя труд поразмышлять, каким образом этого можно достигнуть.

Пожелание себе на новый год: чтобы в следующем году всё было ещё лучше, чем в этом.

@темы: книжное, mp3, lytdybr, homo ludens, @, синематограф

07:15 

"...Но можно попробовать выпрыгнуть в окно"

флафф, некрофилия
Сегодня - то есть уже вчера - купила на Крупе в отличной лавке "Диккенс и 2х2" новую книгу Тищенкова про Кота, "Два". И не пожалела)
Во-первых, она, хоть и маленького формата, но значительно толще, чем две прежние: семьдесят с хвостом картинок. Словом, нормальная книга, а не брошюра какая-то, как две предыдущих.
Во-вторых, почти все истории в ней - хорошие. То есть я не хочу сказать, что в предыдущих книгах они были плохие, но... Первую книжку про Кота, ту, которую выпустил Лебедев, я так и не купила - несколько раз приходила за ней в лебедевский магазин, листала, но не нашла ни одного из своих любимых комиксов и что-то раздумала покупать. Следующие две книжки, маленькие, "+1" и "А?" - всё же были куплены, но своих любимых историй я не нашла и там, и с одной из этих книжек я тут же без сожаления рассталась, а вторую куда-то закинула и ни разу не перечитывала.
Теперь-то ясно, куда делись самые лучшие комиксы про Кота: они все перекочевали в книгу "Два", оказывается.
На радостях я решила собрать из интернета все свои любимые истории про Кота. И те, что есть в книжке "Два", и те, которых там нет... Пусть будут, да?
Правда, какие-то я наверняка забыла. А какие-то - просто не нашла. Вот, например, комикс про "А все окружающие кажутся мне полными ......" или про несфотографированный цветок. Зато в книжке "Два" есть и то, и другое)
Так или иначе, вот: всё, что ниже, совсем-совсем про меня. Правда, из этой подборки вырисовывается какой-то совсем уж мизантропически-депрессивный портрет меня, но я не нарочно)



+ много

А у вас - какие любимые?

@темы: книжное, картинки, @

09:42 

lock Доступ к записи ограничен

флафф, некрофилия
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
03:54 

Башня Rowan в Орландине

флафф, некрофилия
Несмотря на мимолётные музыкальные увлечения, коим нет числа, по-настоящему любимая группа у меня одна, и это, как известно, "Башня Rowan". "Башня" всегда будет для меня единственной ещё и потому - помимо прочих причин - что их музыка как ничто другое помогает мне найти себя, когда по каким-то причинам случилось себя потерять. Я не вырастаю из неё, как из других любимых групп, потому что "Башня" каким-то образом ухитряется меняться вместе со мной. Но самое волшебное в том, что суть "Башни": той "Башни", с которой для меня всё начиналось несколько лет назад, с тихим "Велтистой", с юношески-надрывным "Сиреневым пламенем" - и той горько-матерно-разухабистой "Башни", какой она стала сейчас, - суть "Башни" не меняется, оставаясь для меня в некотором роде ориентиром. Как только я чувствую, что со мной происходит что-то неправильное ("...Ты понимаешь, я стал тонкий-претонкий, как масло на хлебе у скупердяя", - сказал в таком случае Бильбо Бэггинс), я сразу понимаю: надо сходить на концерт "Башни Rowan".
Сегодняшний концерт в "Орландине" показался мне задумчивым и немного грустным, несмотря на традиционно "плясовое" второе отделение, и два часа из трёх я просидела на скамеечке. Оно, наверное, и к лучшему, потому что после такого концерта чётче и чище радость: люблю.
Было несколько песен, которые раньше были известны мне только в виде стихов или не были известны вообще. На этом концерте сбылась, можно сказать, мечта: я наконец-то услышала своё любимое стихотворение "Песня о реке Москве" ("В этом городе живет мой брат великан. Он такой же, как и все, он попал на крючок..."), положенное на музыку. И мне не понравилось. Такое часто случается при сбыче мечт, которые вынашивались слишком долго.
Зато "Август, божественный месяц..." - это такая - ТАКАЯ! - песня... от неё мурашки по коже и слёзы на глазах.

текст

mp3

@темы: @, lytdybr, mp3, невыговариваемое

22:36 

А я всё о том же

флафф, некрофилия
...когда ты падаешь, когда ты падаешь, когда небо падает сверху
кто-то должен быть рядом, чтобы успеть подхватить тебя за секунду до краха
но как правило в этот момент господь отворачивается и закрывает прореху
в небе, через которую он обычно смотрит на нас. нет, не от страха
а просто потому что только он и знает что на самом деле
когда ты падаешь, когда ты падаешь, когда ты действительно падаешь
никого не должно быть рядом
(с.)

@темы: @

15:32 

флафф, некрофилия
Всё, что может приключиться с человеком от рождения до смерти, предрешено им самим, и поэтому всякое неведение — уловка, всякая случайная встреча — свидание, всякое унижение — раскаяние, всякий крах — тайное торжество, всякая смерть — самоубийство.

© "Parerga und Paralipornena"

@темы: @, книжное

Travelling with ghosts

главная